суббота, 25 февраля 2012 г.

Айсберг



Твое холодное спокойствие меня всегда пугало. Мне казалось просто невозможно быть столь невозмутимым и правильным. Я до ужаса боялась показаться глупой, хотя знала, что умна и возможно, даже талантлива. Но ты казался мне закрытой на замок книгой. Вообще никаких эмоций. Поэтому твоя первая улыбка, адресованная мне, до сих пор греет душу. И твои, до невозможности, проницательные, почти черные глаза.  

Начало. Вершина айсберга.
Простая прогулка у моря оказалась решающей, в моем случае. Не понимаю, почему море так на меня действует, но в огромном городе среди машин, суеты и тучи людей, моя отдушина – море. С самого детства только оно могло меня успокоить, и сейчас, в свои уже 19 лет, оно все также на меня действует. Море – кусочек счастья и спокойствия для меня. Я обожаю бродить вечером по набережной, слушать шум волн и в тоже время наслаждаться тишиной и некой отчужденностью от остального мира. Вдыхая воздух, чувствуешь в последствие ненавистное спокойствие. Не думала, что есть еще один человек, которого я смогу встретить на берегу, сидящего с книгой и наслаждающегося всем тем, что и я. Ты сидел ко мне спиной, и твоя ярко красная клетчатая рубашка привлекла мое внимание. Ты стал ярким пятном среди простых тонов пляжа. Почти черные волосы, были аккуратно пострижены, ты опирался на руку, и мне посчастливилось заметить длинные, красивые пальцы. Не знаю почему, но я прошла мимо тебя и оглянулась.  Ты тоже поднял свои обезоруживающе блестящие черные глаза. Это самый настоящий момент, когда ты не знаешь человека, но чувствуешь с ним какую-то особую связь. И это чувство настолько отчетливо пробирается по твоему телу от кончиков пальцев до сердца. Я улыбнулась, а ты все это время продолжал на меня смотреть, затем отложил книгу в сторону, подошел и взял меня за руку. По коже тут же пробежались мурашки.

- Я Кирилл. А тебя как зовут? – голос, твой невероятно приятный голос, стучит у меня в ушах, а я словно в каком-то вакууме, не могу ничего ответить. Есть люди, от которых ты теряешь дар речи, а впрочем, не только дар речи. Но и дар мысли, осознания, любопытства, силы и прочих аспектов, казалось бы, несносного характера. Есть обезоруживающие люди, и ты один из них, это было ясно уже тогда.
- Я Алекс.  – наконец разум ко мне вернулся, и я стала рассматривать тебя. Густая копна волос, брови правильной формы, ровный длинноватый нос, слегка пухлые губы. Глаза, мне кажется можно увидеть весь мир. Черные как ночь, привлекательные как звезды.
- Алекс? Это Александра?
- Да, но я привыкла к Алекс, мне так больше нравится. 
- Не хочешь присесть со мной?
- С удовольствием.

Море сближает, делая нас единым целым. Я понимаю, что не смогу тебя отпустить. Мне 
нравится в тебе абсолютно все, а это только первая встреча.  Проходит несколько недель. Мы встречаемся только на берегу моря, и нас с тобой радует все: прохладный ветер, капли воды, песок и чайки. Мы в своем собственном мире, никто больше не нужен.  Проходит еще примерно неделя, и я вижу твою улыбку. Вот она долгожданная и такая сладкая. Улыбку вызывает брошенная мной случайная фраза

- Я люблю тебя. – я говорю это впервые за свою жизнь, и как будто так и должно быть. Как будто я сделала правильную вещь и не должна жалеть. Но я радуюсь и огорчаюсь одновременно. Я не понимаю, насмехаешься ли надо мной или тебе приятно, я не знаю, взаимны ли чувства. Я ничего не знаю, и это меня убивает. Я привыкла всех и все знать. Я по характеру всезнайка, мне нужно ничего расшифровывать, я и так догадаюсь. Но не  с тобой. Ты совсем другой, не вижу твои эмоции, ничего не понимаю. Я не могу тебя «прочесть», а ты и не открываешься мне. Мои размышления прерывают твои теплые губы на моих, я словно окунаюсь в теплую воду, наслаждаюсь процессом, но разум берет вверх и я разрушаю наши идиллию глупыми вопросами.

- Я тебя не понимаю! Объясни что происходит? Почему ты в основном молчишь, всегда говорю я, почему ты впервые меня поцеловал, хотя знакомы мы месяц, и мне кажется, я тебе нравлюсь, почему ты, черт побери, не выражаешь свои эмоции? Я не могу капаться у тебя в мозгах! Я не читаю мысли! Как мне понять как себя вести! Я даже не удостоилась ответа на свое признание. И не говори, что твой поцелуй и есть ответ!

Господи, твое молчание режет меня на кусочки, и я не вижу другого выхода, как развернуться и уйти. Моя сломленная гордость кричит « нельзя признаваться в любви, никогда», а сердце «ты влюблена и сделала все правильно». Ну и кого слушаю я? Конечно гордость, то, что ты не догоняешь меня, подбрасывает «дровишек» в печку с моей яростью и обидой.
Встречи прекращаются, звонки тоже. Смысл исчезает. И раньше незапятнанное плохими воспоминаниями место – море, становится впервые в жизни, источником боли и досады. Я понимаю, насколько эта ситуация глупая, но не могу заставить себя забыть.
Время все лечит. Не все. Не всегда.

То, что оказалось под водой.  Дно айсберга.
3 месяца. Один сезон. Зима заявляет свои права на владение моим городом, и я оказываюсь в водовороте рутинных событий, которые заглушают боль и заставляют забыть на время тревоги. И именно в момент, когда я отпускаю свою боль, ты возвращаешься в мою жизнь. Как ураган накрываешь меня, и бороться просто бесполезно, потому, что я люблю тебя.

- Я люблю тебя – произносишь ты.
- Не утруждай себя. Я больше не нуждаюсь в твоем ответе. Ты слишком долго думал.
- А разве у любви есть срок годности? – ну почему ты можешь меня обескуражить? Почему для меня соблазн это ты, почему когда ты рядом, гордость и эгоизм не имеют ко мне отношение?
- Слишком много боли заглушает любовь.
- Хорошо. Ответы на твои вопросы: я молчу, потому люблю слушать тебя и о тебе. Поцеловал впервые через месяц, потому что не был уверен  в себе. Не выражаю эмоции, потому что не могу это делать и не хочу. Я имею право скрывать их ради себя же самого. Я знаешь ли, тоже не мазохист и боль – не мой конек. Ты спрашиваешь, что происходит? Я говорю тебе: «Я люблю тебя».
- Почему только сейчас?
- Потому что я идиот.
- Исчерпывающий и откровенный ответ.
- Не анализируй мой ответ. Лучше скажи мне, что ты все еще любишь меня.
- Да. Люблю. Люблю. Люблю. Не смотря на гордость. Не смотря на упрямство. И не смотря на то, что ты порой кажешься мне безэмоциональным и слишком спокойным. Люблю в тебе абсолютно все.
Сладкие поцелуи, которые последовали, стоили того, чтобы их ждать три месяца. У любви нет срока годности это правда. И ты только мой, мне  не нужны расшифровки твоих эмоций, не нужны твои мысли. Ты сам все скажешь и расшифруешь. Твое спокойствие – мое счастье.

Grammar


понедельник, 20 февраля 2012 г.

The Verdict

You know, so much of the time we're just lost. We say, "Please, God, tell us what is right; tell us what is true." And there is no justice: the rich win, the poor are powerless. We become tired of hearing people lie. And after a time, we become dead... a little dead. We think of ourselves as victims... and we become victims. We become... we become weak. We doubt ourselves, we doubt our beliefs. We doubt our institutions. And we doubt the law. But today you are the law.

суббота, 18 февраля 2012 г.

Королевство "Жизнь"



 Это происходит, потому что мне больно? Или потому что, я так сильно тебя люблю? Или может, вся беда в том, что границы счастья и горя временно стерты? Я не умею расшифровывать сны, не понимаю ничего в судьбах, и уж точно не понимаю себя. Да, я точно не Фрейд. Ну и черт с ним! Хотя жаль, что его нет рядом, возможно именно он, способен был бы мне помочь разобраться. Почему всегда так сложно осознать свою некую беспомощность? Почему есть люди, которые тебя просто напросто завораживают, и ты не можешь отказаться от них. Бережешь все силы просто ради того, чтобы не струсить и хоть капельку свободного времени отдать им. Почему люди всегда делятся на птиц высокого полета, теми, кем впору только восхищаться и простыми, земными людьми, приговоренными к вечным страданиям и даже унижениям, и все ради чего? Чтобы быть поближе к своему идолу, идеалу, который окончательно тебя захомутал. Несправедливо.

Последнее время в моем словарном запасе все чаще стало появляться слово справедливость. Это не к добру, потому что всем известно, что справедливости лучше не ждать. Но отчего тогда это тягостное чувство? И что самое смешное, есть наверняка такие бедняги как я, которые могут попасть и в первую и во вторую категорию людей. Смешно. Вечная проблема. Треугольник.  Я люблю его. А он меня нет. И в моей жизни появляется третий, который казалось бы, должен все изменить и превратить мучение в радости, в настоящую любовь. Но ничего не меняется. И в итоге три несчастных человека.  Как все изменить? Ну, в голову приходит лишь одна мысль, что уже неплохо в этой ситуации. Время бежать. Время прятаться. Время забывать.

И вот ты начинаешь мучить себя, пытаешься забыть одного, попросить прощения у второго и сбежать от всех окружающих. В этот период у тебя три этапа: отчаяние, спокойствие, безразличие. С высоты своего полета, берусь утверждать, что наиболее приятный этап это безразличие. В это чудное время, ты не думаешь ни о чем, ранее волновавшем тебя, в это время стоит браться за более бренные вещи: работа, творчество, путешествия. 

Время, время, время. Оно порой так долго тянется, когда ты пытаешься залечить душу, но потом, действительно становится легче. Сразу предупреждаю, след останется навсегда, просто он не будет так ощутим и так важен. И вот, хвала небесам, все возвращается на круги своя, и ты, наконец, начинаешь писать на «новом листе» своей жизни.  Ты заранее даешь себе установку, не возвращаться к прошлому. И порой, она даже срабатывает.

Ночь. Владимир Ток

Я окольцован зимними ночами.
На поводке немого февраля
Гуляет рифма и плюет стихами.
Туда, где сердце было у меня.

И сигаретой прижигая нервы,
Ползет упрямо мятная тоска.
И вены открывает, как консервы.
Застывшим пистолетом у веска.

Искусственно поддерживает жизнь.
Светящийся кофейный автомат.
И в том, что завтра ночью все по новой.
Никто кроме меня не виноват.

Я больше не играю со своей душой. Какая есть, кому-нибудь сгодится.(с)

Я больше не играю со своей душой. Какая есть, кому-нибудь сгодится. (с) Би - 2.

А ведь мы и правда слишком часто заставляем себя меняться. При чем совершенно в разные стороны, в лучшую, в худшую. Хотя, кто смеет определять, что лучше, а что хуже в нашем конкретном случае? Мы меняемся ради кого-то, ради чего-то. Но так редко, ради себя. Пора уже начинать ценить себя, в любом случае я придерживаюсь того мнения, что человек должен любить себя. И пусть остальные называют эту вашу черту "эгоизмом". Лучше быть достойным, сильным и счастливым эгоистом, нежели слабым, беспокойным и несчастным гуманистом.
Действительно, пора прекратить играть со своей душой. Какая есть, кому-нибудь сгодится.

вторник, 14 февраля 2012 г.

Волки вернее. Волки преданнее.

Не знаю с каких пор я полюбила волков. Они просто стали казаться мне притягательными, со своими законами, холодной надменностью хищников, силой и преданностью. Да, они не святые, убивают. Да, они опасны. Тоже самое можно сказать и о людях, если задуматься. Мы слишком часто обижаем сильных людей. Мы слишком часто не рассчитываем собственную силу. Мы слишком часто доверяем "овечкам". Мы просто не знаем, что "волки" преданнее.

Pedro Terrinha

Не так давно смогла найти еще одного фотографа, который подарил мне несколько секунд радости. Просто есть работы, которые заставляют тебя побывать там, на снимке, независимо от того, где ты сейчас. Я вот, просто "капалась" в интернет пространстве, и абсолютно случайно наткнулась на работы молодого, португальца, которые пленили мой взор. А ведь сам Педро, даже не считает себя фотографом, не говоря уже об уровне профессионала. По его словам, он просто делает снимки вещей, которые ему пригляделись или понравились. Но, мне кажется, он может передать так много эмоций на своих снимках, больше, чем любой профессионал. Его работы радуют глаз, на них хочется смотреть, в них хочется окунуться.