вторник, 29 ноября 2011 г.

Стихия не разлучит нас

Под трепетом твоих ресниц, увидела я грусть темниц
Наполненные горем океаны, отождествленные медали,
И огненные бури в сердце, и ледяные капли на лице,
И свет, оставленный в окошке, чтоб путь мне освещать
Все это – ты. Все это – сласть.

Я никогда не перестану тебя ждать. В своих руках я буду крепче сжимать твои письма. В своем сердце сильнее помнить. В своей душе сильнее жаждать. Ничего не останется незамеченным, все, что когда-либо было твоим, станет отдушиной. Ты не посмеешь меня покинуть. Твой дух будет всегда рядом.
Океан ничего не может. Ветры только воют. Птицы лишь шепчут. Расстояние крепит узы. Мое сердце бьется быстрее, когда я сижу на нашем с тобой холме и вглядываюсь в эту бескрайнюю синеву, которая  пытается отобрать тебя у меня.  Но это всего лишь вода, и даже сам Посейдон не сможет препятствовать нашей любви. Я просто не позволю. Я сильная. Я вынесу. Я смогу.

И капли северных дождей омоют мою душу,
Я стану в сотни раз сильней.
Страданиями искуплю вину,
Отдамся лишь тебе я одному.

Окружающая синева океана, зелень травы, серость туч, прозрачность дождя. Небольшой дом, стоящий на склоне, и огромный старый дуб. На котором вырезаны наши имена. Простые две буквы, несущие в себе столько смысла, любви, преданности, верности, надежды. Нет ничего сильнее страсти, нет ничего важней любви. 
 
Была я рождена во время бури,
Характер мой не унимался никогда,
Но знаю я, что сила мне дана не зря,
Ведь я борюсь лишь для тебя.

Моя борьба должна скоро закончиться. Но  так хочется знать точный срок, когда можно будет отступить, вдохнуть свежего осеннего воздуха и обнять тебя. Почувствовать твой запах, погладить шелковистые волосы, ощутить вкус губ и страстность объятий. Не бойся ничего. И знай, что я всегда была, есть и буду рядом. Потому что я живу для тебя. Потому что ты – моя вселенная. Потому что ты – мой рай. Потому что ты – пламя в сердце и тепло в душе.

И в горе, и в счастье, я буду на краях твоей души.
Не прогоняй меня, не бойся, только жди.
Я заберу пустые ночи, и подарю тебе огни
.
Просто я очень хочу знать, что ты все еще веришь мне. Что любовь не погасла, от безысходности и тех далей, что мы преодолели. Ты просто должен знать : я НИКОГДА не перестану тебя ждать.

понедельник, 28 ноября 2011 г.

Надуманное за день

Уверенность в завтрашнем дне, вот что дает мне повод гордиться собой.

Любой мой поступок зависит от моих желаний. Почему я, собственно, должна делать то, что хотят другие?!

Острота ощущений, это когда огонь в сердце и лед на лице.

Берегитесь людей, у них есть ужасное свойство, они все могут предать.

Не говори, что ты не завидовал. Ты достиг успехов именно благодаря зависти.

Я стараюсь быть реалистом, но эта чертова любовь делает из меня утописта.

Правильность - это просто, но скучно. Истинность - это тяжело, но интересно.

В мире нет ничего прочного, даже самый прочный метал можно уничтожить.

Судить людей нужно по их творчеству. Их слова могут быть лживы, а поступки наиграны. И только творчество откроет перед вами их душу.

Если тебя ненавидят - это плохо. Если к тебе безразличны - это катастрофа.

38 минут



Ровно 38 минут. Или 2280 секунд. Именно столько времени у меня было счастье. 

Незабываемое ощущение того, что ты свободен, но в тоже время, кому-то так остро необходим, что человек без тебя не может дышать.

Я всегда любила скандинавские страны, они казались мне столь величественными, со своими традициями, некой аристократической холодностью и ярким сиянием. С детства я мечтала попасть хотя бы в одну из них. И вот к двадцати годам у меня появилась возможность побывать в Дании. Я оказалась на замечательном острове Ютландия, в городе Орхус.

Я наслаждалась каждой секундой моей недельной поездки. На последний день я ставила посещение кафедрального собора. Естественно архитектура была божественна, готический стиль XIII—XV веков поражал своей мощью, но в тоже время утонченностью. Я долго бродила по залу, разглядывая фрески, пока не заметила тебя. Человека, который перевернул мою жизнь и подарил 38 минут счастья.

Высокий, даже слишком я бы сказала. Медные длинноватые волосы, достающие до плеч, карие проникновенные глаза, тонкие губы и слегка вздернутый подбородок. Широкие плечи и грудь обтягивал черный свитер с воротом, но даже сквозь него виднелось сильное тело. Строгие серые брюки и черные замшевые ботинки. В руке небрежно свернуто светлое пальто. Ты был единственным посетителем, и я буквально наткнулась на тебя.

Мне стало ужасно неловко, ведь я фактически прервала твою молитву, поэтому мне пришлось начать извиняться на английском, но я совершенно не думала о том, что ты можешь и не знать его. Но мне повезло, ты, несомненно, был образован и понял мои попытки загладить вину.
1 минута: Уголок твоих губ дернулся и мое сердце растаяло.
2 минута: Я услышала твой чувственный голос: «Как Вас зовут?»
3 минута: Я смущенно отвечаю: «Анна»
4 минута: «Вы восхитительно милы, Анна» - и снова твоя легкая улыбка.
5 минута: Я тут же краснею, от осознания того, что хочется сказать, что это ты восхитителен.
6 минута: «Почему вы здесь? О чем просите у Бога?» - интерес всегда был моим пороком.
7 минута: Я вижу, как скатывается капелька соленой воды по твоей щеке.
8 минута: Рука сама тянется к твоему лицу, и я смахиваю ненавистные капли. Ощущение твоей горячей кожи под моими ладонями просто невероятное. Мне не хочется убирать руки от твоего лица.
9 минута: Ты молчишь и смотришь мне в глаза, а мне кажется, что ты смог заглянуть мне в душу.
10 минута: «Я потерял свою младшую сестру, она умерла»
11 минута: Я осознаю, что у тебя горе, но не могу перестать думать о том, какой ты красивый и как, же ты мне нравишься.
12 минута: Я, наконец, решаюсь убрать руки с твоего лица.
13 минута: Ты перехватываешь мои кисти и останавливаешь мои движения.
14 минута: Целуешь мои ладони и костяшки пальцев.
15 минута: Я улыбаюсь.
16 минута: Бабочки в животе летают и по спине бегают мурашки.
17 минута: Ты кладешь мои ладони себе на лицо.
18 минута: Я провожу пальцами по твоим щекам.
19 минута: Слегка касаюсь губ.
20 минута: «Мне очень жаль, но я не умею успокаивать» - произношу я и понимаю, что так и не спросила твоего имени, так сильно ты меня очаровал.
21 минута: «Как Вас зовут? Я тоже хочу знать Ваше имя».
22 минута: «Ниелс»
23 минута: Ты обнимаешь меня так крепко, словно это я потеряла близкого человека.
24 минута: Я ошарашена, но счастлива до беспамятства.
25 минута: «Прости меня, ты, наверное, думаешь, я сумасшедший. Но мне просто некого обнять. Я остался совсем один. А так хочется почувствовать чью-то заботу и ласку. Чувствовать, что я не зря живой. Что я кому-то нужен».
26 минута: Мое сердце обливается кровью
27 минута: «Мне хочется крикнуть: остановись мгновение ты прекрасно, Ниелс»
28 минута: Ты сжимаешь меня еще крепче. « Если ты это скажешь, я не смогу тебя отпустить»
29 минута: «Ты мне так нужна сейчас, Анна»
30 минута: От каждого твоего слова, от каждого вздоха и жеста, сердце стучит как капли дождя в самый сильный шторм.
31 минута: Я чувствую твои губы на своей щеке, они словно ищут мои.
32 минута: Мы находим друг друга.
33 минута: Вкус губ, такой как я и представляла. Сладкий и опьяняющий.
34 минута: Поцелуй такой жаждущий, полный страсти и отчаяния.
35 минута: В легких кончается кислород.
36 минута: Я прерываю поцелуй.
37 минута: Остается чувство легкой опустошенности, хочется продолжения.
38 минута: Мы улыбаемся друг другу. Ты снова меня обнимаешь.

Еще через несколько секунд и мы расстанемся навсегда. Но я не жалею. В жизни не бывает случайных людей, тогда я это точно поняла. Это было счастье. Все 38 минут. Непреодолимое, невозможное, безудержное счастье. Самое важное это быть кому-то необходимым.



пятница, 25 ноября 2011 г.

Welcome to my world

Добро пожаловать в мой мир.
    Мой мир наполнен разными красками, цвета которых так быстро меняются, что я не успеваю уловить какой же мне больше всего нравится. Моя музыка, мои книги, мои рисунки, мои фотографии, мое мировоззрение, моя религия, все, что меня окружает и интересует. Все это словно созданный специально для меня кусочек в мировом пространстве. Я люблю все это. Именно эти вещи и хобби не дают мне зачахнуть в серости.
Согласитесь, что бывает очень сложно нести на своих плечах рутинную жизнь, наполненную скорее обязанностями, чем привилегиями. А наши миры, вселенные, это как отдушины или как увлажнители воздуха, когда они работают, дышать становится легче.

вторник, 22 ноября 2011 г.

Глубина

Скажите мне вы задумывались, что такое глубина? Какого человека можно назвать глубоким? Мое мнение может быть ошибочным, но это не значит, что я его не выскажу. Так вот, глубина, не требует от тебя знания квантовой биофизики, нескольких языков или всех высказываний Ницше. Глубина - это, тот, кем ты являешься. Но порой сложно ответить на этот вопрос. Кто мы все такие? У каждого свои страхи, свои мечты, свои увлечения, свои иллюзии. Глубоким можно назвать читающего "Маленького принца" и "Так говорил Заратустра", я кстати, отношусь к последним. Да, я считаю себя человеком глубоким. Просто потому что, я знаю себя. У меня есть свое собственное мировоззрение, это, пожалуй, и определяет "глубину" человека. Иметь свое мнение, это хорошо. Важно, чтобы твое мнение считали правильным и единственно верным, или хотя бы считались с ним. Важно,чтобы тебя воспринимали, как знающего человека. Нельзя, конечно, знать все. Но у каждого свои таланты и увлечения, и мы все "гении" в той или иной области науки, литературы, искусства. Все, что мы любим и создает нашу с вами "глубину". К этому обязательно прилагается наш характер, образ жизни и поведение. Мы все - океан неизведанный, но полный сюрпризов. И каждый такой океан имеет свою глубину. Но количество метров не определяет его качество.

Харуки Мураками "Призраки Лексингтона"

Сборник рассказов Мураками, который оставил в моей душе след. "Призраки Лексингтона", "Зеленый зверь", "Молчание", "Ледяной человек", "Тони Такия", "Седьмой",  "Слепая ива и спящая девушка".  Первый рассказ "Призраки Лексингтона" заставляет поверить, что в жизни бывают вещи или события, которые просто невозможно объяснить, но они нравятся нам, захватывают дух и заставляют немного побояться. Но все же приятно знать, что мы все равно не одни...
Рассказ "Зеленый зверь" посвящено вечной теме, "нельзя оценивать по внешности". Часто первое впечатление бывает ошибочным. В этом случае, до жестокости и боли ошибочным.
Рассказ "Молчание", в нем многие из нас узнают себя. Наши школьные годы, и преграды, которые мы хотели покорить и которые смогли преодолеть. Здесь молчание  - это не бездействие, а сила.
Рассказ "Ледяной человек". Самый запоминающиеся рассказ из всего сборника. Очень четко прописана истина равнодушных людей, которые просто не могут поменяться, и тянут за собой остальных. Захватывает.
Рассказ "Тони Такия" о наших привычках и о одержимости, которая приводит к летальному исходу. И о том, как несколько слов, превращаются в цепочку событий и разрушают твою жизнь.
Рассказ "Седьмой" о мгновениях, которые меняют нашу жизнь. О страхе, который преследует. О том, что его нужно преодолевать, не смотря ни на что. Ключевая стихия в этом рассказе "Волна". Она как отдельный персонаж.
Рассказ "Слепая ива и спящая девушка" наиболее неоднозначный, но тем не менее, в нем показано значение минут и секунд жизни, с долей сказочности и мистики.
Итак, я очень советую прочесть этот замечательный сборник, вы несомненно насладитесь им.

пятница, 18 ноября 2011 г.

People always leave

Люди всегда уходят. Независимо от того насколько сильно ты их ценишь или любишь. Независимо от счастья, которое они несут в себе. Независимо от чего - либо. Просто люди всегда уходят. И каждый такой уход - это кусочек сердца вслед за этим человеком.
Но наступит такой день, когда ты захочешь, чтобы этот человек непременно остался. И тогда просто не отпускай его, не смей сдаваться. Пусть люди всегда уходят, но некоторые ведь могут и вернуться...

Твой выбор

Мой очередной замысловатый рисунок. Всегда есть два чувства, любовь и ненависть. А какой же путь выберешь ты? Станешь ли ты особенным, и тебе в жизни достанется счастья, больше, чем горя. А вдруг ты однолюб, и свою любовь уже упустил, и остались силы только на ненависть? Или наоборот, всю ненависть уже выплеснул на своего врага, а на остальных осталась только любовь? И где же та тонкая грань, разделяющая любовь и ненависть. Между ними всего один шаг, как же его не переступить?

Подводный мир Марка Моусона


Не зря я люблю имя Марк, вот он, очередной представитель этого прозвища и снова талантлив. Mark Mawson замечательный фотограф, прославившейся своими работами под водой. Люди совсем другие в водной стихии, и в такие моменты, кажется, что Дарвин сделал большую ошибку. Ведь вода всегда была ближе нам. И вполне возможно, что когда-то мы были русалками.
Остальные работы можно увидеть здесь http://www.markmawson.com/

Книги я люблю больше, чем людей

Да, книги я люблю больше, чем людей. Они не умеют предавать, но о многом могут рассказать. Многое могут объяснить, и на многое дать ответы. Жизнь - это постоянная череда вопросов и ответов, и чем больше ответов я нахожу, тем больше вопросов возникает. Знаете, у нас взаимная любовь, они любят меня, а я их. И хотя в детстве для меня чтение было сродни пытки, то сейчас это священный ритуал. В книгах только один недостаток - их не бывает много.

суббота, 12 ноября 2011 г.

Я полюбила киллера

 Впервые в жизни мне стало страшно, когда я увидела дуло пистолета у твоего виска.
Отчаяние, хлынуло наружу, и ты решил, что больше не в силах справляться. Боялся проиграть. Глупый, думал, что я брошу тебя, если почувствую в тебе, хоть какую-то слабость. Хотя твоей единственной слабостью оказалась я.

С самого начала я подозревала, что смогу стать причиной краха твоего собственного мира. Но я не думала, что когда-либо увижу тебя в таком состоянии. На самом же деле, это ты разрушил мой мир.

Ты отчужденный. Ты жесткий. Ты властный. Ты порочный. Ты холодный.

Ты нежный. Ты заботливый. Ты надежный. Ты бесстрашный. Ты восхитительный и только мой.

До этого момента, все эти качества сочетались в тебе причудливым образом. Но в твоей жизни произошел «перелом» и им стала я. Сейчас, я уверена, что моя жизнь  - твое наказание. Началось все 4 года назад, когда мне было 18. Я должна была унаследовать компанию отца, и хотя эта перспектива меня не радовала, потому что я всегда мечтала стать архитектором, я знала, что это моя обязанность -  продолжить дело моей семьи.

Моя внешность никогда не выходила за рамки идеальной красоты. Я была более чем обычной, и, зная это, отдавала уйму времени учебе и самосовершенствованию. Одним словом книги потолще – пребывание в этом мире покороче. Но в один прекрасный день я увидела тебя, стоящего у входа в библиотеку, небрежно прислонившегося к входной двери. Когда я попыталась обойти тебя, ты перекрыл дорогу, и я осмелилась взглянуть тебе в глаза. Их синий цвет сразу отвлек меня от всего, что происходит, и я просто молча, стояла и смотрела на тебя. Когда я опомнилась от твоих бездонных, как океан глаз, то тут же «наткнулась» на губы, бороться было бессмысленно.
- Вы Симона?
-Да,- застенчиво ответила я. Твой голос был такой обволакивающий, стальной, но приятный, внушающий доверие.
- Вас было не просто найти. – После этого я все-таки обрела способность мыслить и «оторвалась» от твоих губ.
-Кто Вы? И зачем я вам нужна?
- Меня зовут Габриэль Янгблад, и я заинтересован в вас, потому что вы наследница компании «Memento Mori». – да это было практически омерзительно, потому что меня давно раздражали все, кто смотрел на меня как на богатенькую, избалованную девчонку, а не как на человека, достигшего успехов, своими мозгами и огромными усилиями. После этой фразы, я решительно вздернула подбородок и взглянула на тебя. Ты не казался мне человеком, нуждающемся в деньгах. Твоя одежда говорила сама за себя, впрочем, как и часы за десятки тысяч долларов. От тебя шла какая-то аура власти, и я не могла заставить себя думать, что ты столь же мелочен как и остальные, окружающие меня люди.
-Заявка, конечно, отличная, но что конкретно вы от меня хотите? – огрызнулась я, во мне почему-то снова вспыхнула ярость.
- Похоже, вы не такая послушная девочка, какой я вас представлял. – Твое заявление, что я ребенок, еще больше меня вывело, и я готова была уже развернуться и уйти, как вдруг я услышала твой волшебный голос.
-Простите, я был груб. Но мне нужна ваша помощь, пройдемте со мной в мой офис и мы обо всем поговорим.

Я не знаю, почему я согласилась пойти в офис с совершенно незнакомым мне человеком, это было как наваждение, и мои мозги словно отключились, и я решила поверить в сказку.  Что ж надежды мои разбились как только, я переступила порог твоего кабинета. Вообще мне было сложно представить себе, чем может заниматься твоя фирма. Сам офис находился на подземных этажах, и больше походил на бункер, хотя было видно, что денег сюда вложено не мало. Одна система безопасности чего стоит, со сканированием  сетчатки глаза и прочими «наворотами», которые мне не суждено понять. И вот я добралась до кожаного кресла в твоем кабинете и решилась, наконец, задавать вопросы.
- Чем вы занимаетесь мистер Янгблад?
- Мы дойдем до этого, Симона – произнес ты и впервые улыбнулся.
- Ну, тогда может, вы уже соизволите мне объяснить, что происходит?
- Как я и сказал, я заинтересован в вас, как в особо важной персоне.
- Это, конечно, приятно, но такие объяснения меня не устроят. Поэтому либо вы мне говорите, для чего я вам нужна, либо я незамедлительно покидаю это «чудесное местечко».
- Мне нужно, чтобы вы отказались от компании вашего отца – без тени смущения произнесло воплощение наглости.
- Отлично, мистер Янгблад, а мне нужно чтобы вы слетали на Марс, и привезли мне оттуда кусочек земли, что скажете?
В ответ я получила нагловатую ухмылку, впрочем, я и сама ели сдерживалась, чтобы не засмеяться, столь абсурдным казался наш разговор.
- Что ж, тогда мне пора объяснить, чем занимается моя фирма, Симона. Вы, неверно оценили ситуацию. Это, вы, сейчас у меня в руках, причем в прямом смысле. Если не вдаваться во все тонкости моего ремесла, то я вам скажу, что я киллер. – Произнес ты и снова улыбнулся, на этот раз слегка встревожено.
- Смею вас расстроить, но у вас скверное чувство юмора, мистер Янгблад.
- Я похож на человека, который шутит? Или мне для пущей убедительности, стоит приставить пистолет к вашей очаровательной головушке?
Пока я пыталась «переварить» выданную тобой информацию, ты оказался у меня за спиной, и я почувствовала, как холодная сталь прикоснулась к моему затылку. Не понимаю почему, но я вообще не испугалась. Наверное, это было что-то нервное, но я продолжала размышлять о том, как мне выбраться, вместо того чтобы трястись от страха.
- Впечатляет, ты совсем не боишься меня. Помни, внешность обманчива.
- И кто меня заказал? – внезапно спросила я.
- Какая разница, через пару минут тебя не станет. Может, хочешь оставить папочке послание или еще какую-нибудь сентиментальную чепуху?
- Нет, не хочу. И ты не ответил на мой вопрос. Я хочу знать кто.
- Оливер Фергюссон, довольна?
- Господи, этого не может быть. Оливер не смог бы, да ему же 18 лет! Он мой лучший друг с детства! Ты врешь! – наконец я сорвалась.
- Прошу прощения, Оливер Фергюссон старший. Ему давно мешает компания твоего отца.
Это было хуже, чем то, что я сейчас могу умереть. Предательство самых близких, вот уж не думала, что мне доведется почувствовать это на себе. Я надеялась на то, что Оливер младший не знает о делах своего отца. Господи, да я верила этому человеку всю свою жизнь, я в конце концов испытывала романтические чувства по отношению к нему. А оказалось, что его отец хочет убить меня, чтобы разрушить все то, что мой отец строил долгие годы.
- Почему вы не стреляете мистер Янгблад? Вообще к чему все это? Вы могли бы убить меня, когда я бы не знала о вашем существовании. Если я не ошибаюсь киллеры должны работать «чисто».
- Вы молоды Симона, и по сути дела ни в чем не виновны. А я привык расправляться с негодяями, но никак не с 18-летними девчонками. Я предлагаю Вам еще раз, откажитесь от компании вашего отца. Для всех так будет лучше.
- Я не могу. Это все что осталось от папы. Пусть компания лучше достанется заместителю отца, он порядочный человек и я ему верю. Чем Фергюссонам.
- Вы совершаете ошибку, Симона.
- А вы, чертовски, много говорите, вместо того, чтобы выполнять свою работу. Отца тоже вы прикончили?
- Нет. Он умер от сердечного приступа, это правда.
Через секунду я перестала ощущать холодный металл у себя на затылке. Как потом ты мне говорил, ты стал моим целиком и полностью в тот самый момент.
- Вам лучше идти, Симона, пока я не передумал.

Я не стала терять время, я молниеносно выскочила из твоего кабинета и бросилась на улицу. Еще через час я оказалась дома. Нужно было срочно думать, что делать. Я позвонила вице президенту компании, Полу Найту. Он был, единственным кому я доверяла и по сути дела, только он мог мне помочь сейчас. Я рассказала ему все, что произошло и мы отправились с ним в полицию. Спасибо Полу и его связям, через несколько часов полиция поехала в «офис» мистера Габриэля Янгблада. И, конечно, же, никого уже там не было. Да и «офиса» то не стало. Нам с Полом пообещали, что его будут искать, но спокойней на душе не стало, потому что Фергюссона «прижать» мы не могли. Мне пришлось переехать к Полу, хотя бы сейчас его холостяцкая жизнь помогла нам. Он очень хороший человек, и я очень благодарна ему до сих пор, за все, что он сделал. Не смотря на то, что он не был стар, он вел себя, действительно, по – отечески.
  В свои 36 лет, он был образцом истинного сердцееда. Со своими почти черными глазами, смуглой кожей и роскошной гривой цвета янтаря, он был похож на Апполона. К тому же богат и умен. Что еще, как говорится, нужно? Он знал себе цену, точнее не знал, поэтому считал, что никто из женщин его не достоин, по крайней мере, пока он никого не встретил. Но его отношение ко мне было совершенно иным, и я была рада, что после смерти моих родителей у меня остался хотя бы один близкий мне человек, который меня ценит, любит и заботиться обо мне.
Прошло почти полгода, дела окончательно наладились, потому что Фергюссона арестовали, и думаю, он либо выйдет 89- летним стариком из тюрьмы, либо не выйдет вообще. Оказалось, он был причастен к 4 убийствам. Я решила, что пора вернуться домой. Хотя после того, как я пожила с Полом, не хотелось оставаться одной в огромном доме, но злоупотреблять гостеприимством было больше нельзя. К тому же пару раз мне довелось застать его за самым «интересным времяпровождением» после чего он отшучивался, а я чувствовала себя крайне неловко.
Я зашла в холл своего дома, осмотрелась и приняла решение, что стоит подыскать себе жилье поменьше и поудобнее. Я была снова одна, и мне ни к чему было 390 кв. метров. Неделя выдалась не самая простая, потому что мне все чаще нужно было совмещать учебу с работой, хотя пока я только смотрела, что и как делается в отцовской компании, приходилось мне нелегко, если учесть, что я училась на архитектора, а компания была торговой.
Я поднялась наверх, в свою спальню и замерла в дверном проёме. На кровати сидел человек, одетый в черный свитер с воротом и черных брюках. Он повернулся, и я увидела уже знакомое мне лицо.
- Мне кажется, или ты не рада меня видеть? – произнес ты и одарил своей обезоруживающей улыбкой. Моя реакция была незамедлительной, я бросила сумки, которые держала и бросилась вниз по лестнице, но ты был сильнее, быстрее и умнее. Ты смог перехватить меня на половине моего пути, схватил за руку и с силой толкнул, так что я отлетела к стене. Затем ты прижался ко мне всем телом, и когда я попыталась ударить тебя, ты схватил меня за руки. Твое лицо оказалось в опасной близости от моего. Мне было тяжело дышать, а ты улыбнулся и потерся носом о мою шею. Мурашки тут же предательски забегали по спине.
- Ты замечательно пахнешь, Симона. Как и тогда, при нашей первой встрече, этот аромат. Я никак не мог его забыть.
- Что на этот раз мистер Янгблад? Снова решили меня убить?
- Нет, я пришел к тебе не по работе.
- Тогда смею вам сообщить, что вы незаконно проникли в мой дом, и напали на меня.
- Я? Напал? – не смеши, я пришел поговорить, но если я тебя отпущу, ты меня не станешь слушать и сбежишь.
- Я вся во внимании.
Ты наклонился еще ближе, и твои губы оказались на моих. Я пыталась отвернуться, но ты не давал мне этого сделать. А потом сердце екнуло, и я поддалась твоему очарованию. Поцелуй казался длится вечно, я уже начала задыхаться, но ты все-таки отступил.
- Ты нужна мне, Симона.
- Опять? – произнесла я и усмехнулась. – Вы повторяетесь, мистер Янгблад.
- В этот раз ты нужна мне не из-за того кто ты, просто я хочу быть рядом с тобой. Хочу защищать, хочу целовать, хочу любить, хочу быть любимым.
- Вам придется нелегко, потому что, прежде всего вам нужно защитить меня от себя!
- Прекрати мне выкать.
- Габриэль, что ты несешь? Ты себя слышишь? Что ты предлагаешь? Я тебя абсолютно не знаю! Точнее я знаю одну, самую важную вещь. Ты убийца. И почему я должна верить тебе?
- В этом вся проблема? В том, что я киллер?
- Аахахах, действительно, это такая мелочь!
- Значит,  ты меня любишь, тебе не нравится моя профессия? Я брошу свою работу.
- Что? Ты издеваешься? Ты убивал людей!
- Только плохих, и я тебе это уже говорил.
- Ну, конечно, а убийцы не умеют врать!
- Я хочу быть с тобой. Позволь мне. Дай мне немного времени. Я заслужу твое доверие, я брошу то, чем я занимался.
Ты провел своей теплой ладонью по моей щеке. Та нежность, которая исходила из тебя все быстрее и быстрее меня окутывала. В твоих глазах я видела любовь и искренность. Мое сердце колотилось так, что становилось тяжело дышать. Ты ослабил хватку. Одного твоего прикосновения и теплого взгляда хватило.
- Господи, Габриэль… - произнесла я, обняла и продолжила наш поцелуй.
Стоит ли мне говорить, что я так тебя полюбила, что смогла заставить себя переступить через принципы, и поверила в тебя? Ты, в свою очередь, перестал заниматься своей «работой». Эти четыре года, которые я провела с тобой, казались мне раем на земле. И не, потому что мы жили в красивом доме, и не, потому что ты дарил мне подарки, и не, потому что моя компания процветала. Я уверена, что если бы ничего этого не было, я все равно бы купалась в лучах счастья, лишь потому, что ты рядом. Каждый раз, когда ты произносил «я люблю тебя» мое сердце вздрагивало, и мне казалось, что оно медленно пробирается к твоей душе и остается с тобой.
Медленные поцелуи. Томные взгляды. Страстные объятия. Искренние слова.

Чувство эйфории, не проходило никогда. И чем больше ты был рядом, тем сильнее  я тебя любила. Возможно, я впервые в жизни, так безгранично и целенаправленно отдалась человеку. Даже если бы я могла обнимать тебя всю жизнь, мне бы не хватило этого времени.

Все это было до нынешнего момента. Сейчас я стояла рядом с тобой. Ты держал пистолет у виска, и у меня впервые в жизни возникло желание, смириться. Раньше я готова была бороться до последнего, но не сейчас.
- Гарбриэль, убери пистолет.
- Только, если ты пообещаешь меня простить. Я не смею просить остаться со мной. Но я умоляю тебя, подари мне хотя бы прощение.
Я знала, как должна поступить. Но мой разум сопротивлялся с сердцем.
- Я прощаю тебя, а теперь отдай мне пистолет – медленно проговорила я. Пистолет выскользнул из твоей руки, и упал, разрушив тишину в комнате. Сделав пару шагов вперед, ты вздохнул и потянулся ко мне.
- Симона, выслушай меня. Когда я убивал его, я и понятия не имел, что полюблю его дочку сильнее, чем собственную жизнь! Откуда мне было знать, что карма сыграет со мной в злую шутку!?
- Ты врал мне все эти 4 года, ты знал, что я не приму тебя, если выясню, что ты убил моего отца. Ты отравил его, а врачи списали это на сердечный приступ. Не ты ли мне говорил, что не убиваешь порядочных людей? И не смей даже заикаться о том, что мой отец плох. Господи, тогда, когда ты пришел за мной, я правильно сказала, ты обыкновенный убийца. А меня, глупую, просто было заполучить. Я простила тебя, но себя я никогда не прощу. Я люблю человека, который убил моего отца. Это неслыханно.  Я больше не хочу тебя видеть, слышать, даже знать о твоем существовании. Ты не сможешь мной играть. И фокус с пистолетом у виска больше не сработает.
Когда я развернулась и вышла из комнаты, то поняла, что потеряла ту единственную нить, которая держит меня на земле. Мое состояние нельзя описать словами. Эта безграничная боль в груди, этот комок в горле, эти трясущиеся руки. Но я даже заплакать не могла, настолько мне было плохо. Казалось, что я не почувствую ничего сейчас, даже если меня искромсают на кусочки.
Через десять дней я получила письмо от тебя. Сначала, я хотела сжечь его, не раскрывая, но так и не смогла это сделать.
«Я люблю тебя.
        Люди всегда уходят.
             Обещаю, я не вернусь.
                       Твой Габриэль»