суббота, 29 октября 2011 г.

Яд пролился в моё сердце


Яд пролился в моё сердце. Струнами ужаса управляю я. Двигаюсь быстро. Стремление. Осознание своей беспомощности подстерегает меня за углом, но я избегаю удара судьбы, зарывшись в твое сильное плече. Я стою рядом и смотрю тебе в глаза. Ты сияешь. Я знаю, что ты снова врешь. Горечь плавится, медленно перерастая в обиду. Обида обволакивает душу, словно «черная вдова» свою жертву. Разрываю путы и сбегаю. Ощущаю свободу с привкусом одиночества и снова возвращаюсь. Смотрю в твои глаза. И почему я не вижу в них тебя настоящего? Когда ты, наконец, откроешься мне. Хочу доверять. Хочу чтобы, правда, а не ложь. Хочу, чтобы солнце, а не туман.

среда, 12 октября 2011 г.

Feeling of freedom

Incomparable feeling of freedom gave me a new life. Well, I could even say that I'm in love with a freedom, so I should revere it. May I say that everything around just want to hammer us? In opposition to this we must tear to pieces those steel fetters! Be dedicated, be even high-flown and arrogant, but say your "last goodbye" to your fears and barriers. Don't let anybody to execute your soul and heart. Just love your freedom.
Photo was done by me.
Model: Max

пятница, 7 октября 2011 г.

Слишком сильно любил. Слишком быстро забыл.

  С нами всегда и все было со словом «слишком» наверное, от этого осталась слишком большая рана на сердце. Да и воспоминания так и не погасли. Но мы оба сделали вид, что все забыли.    Решили, что так будет легче жить. И знаешь, правильно сделали. Кому будет хорошо, с растерзанной душой и израненным сердцем?
  Когда мы случайно встретились, в борьбе участвовали наши глаза. Твои бездонные синие океаны, против моих темных ночей. Никто не смог победить. Реванш так и не настал. Мы не смогли снова быть вместе, хотя уверена что в сердцах еще остались угольки костра, на котором горела наша любовь.
  И не говорите мне, что нужно бороться до конца. Есть в жизни моменты, в которых нужно отступить в сторону, чтобы не сгореть дотла. Нельзя всегда побеждать, а чтобы не быть побежденным, нужно быть нейтральным, временами. Не всегда борьба приносит плоды, чаще всего слишком много потерь, которые становятся несовместимыми с жизнью.

Фольц


Посвящается Максиму Пашко. Спасибо огромное за внезапное вдохновение и понимание. Спасибо за дружбу и поддержку.
  
  Высокомерный, это мягко сказано. Каждое твое слово, как нож по душе. Каждый надменный взгляд, как печать несостоятельности. Но твоя внешность, просто наказание. Ты просто до умопомрачения красив. Не позволительно человеку с таким характером иметь такую внешность. Так несправедливо.
  Эти каштановые, волнистые и густые волосы. Эти глаза, цвета ночи, проникновенные и таинственные одновременно. Эти высокие скулы и две ямочки на щеках, которые просто сводят с ума. Не говоря уже о телосложении. Широкие плечи, сильные мышцы на руках, длинные ноги. Одежда: безупречен и в ней. Черт, тебя подери, во всем безупречен. Даже имя необычное, не закованное в стандартные рамки. Фольц. Звучит как гром среди ясного неба, между Сережами, Андреями, Антонами, Кириллами.
  Не знаю, наверное, из-за всей своей необычности, помпезности и экстравагантности ты вызываешь странные чувства. Я люблю и ненавижу тебя одновременно. Не думала, что так бывает. Но я просто ненавижу тебя, когда ты среди людей. И боготворю, когда мы вдвоем. Я постоянно надеюсь, что со мной ты настоящий.  А на людях, это твоя защитная маска. Но в тебе словно два человека. И я никак не могу выбрать одного из них. Я никак не могу вытеснить одного и оставить другого. Эти две неотъемлемые части тебя сводят мои эмоции к беспределу.
  Я и сама не простой человек, но ты бьешь все рекорды.
  Что ж я долго боролась с собой и поняла, что если буду с тобой, то ты меня просто погубишь, в конце концов. Рядом с тобой я постоянно в напряжении. Постоянно измотана.
  Нет Фольц. Я больше не твоя. И не поддамся на твои уловки, я их успела заучить, ничего не подействует. Так я думала до того, как ты произнес эти злосчастные три слова.
« Я люблю тебя»
  Это стало ударом. Естественно после произнесенных слов, я дала тебе пропуск в свою жизнь навсегда. Теперь каждый раз, когда я слышу эти три слова твоим хриплым голосом, я вздрагиваю и понимаю, что просто не могу жить с кем-то другим. Ты мой Фольц. Точнее два моих Фольца, которых я уже сумела полюбить.
  Я вернулась. Вернулась как герой. Мы оба знаем это.
Ты ценишь меня. Я терплю тебя
Ты радуешься. Я улыбаюсь.
Ты ненавидишь. Я презираю.
Ты любишь. Я люблю сильнее.


Новая я


Я стала совсем другой. От той глупой и чувствительной, 17-летней девчонки не осталось и следа. Мой новый офис, расположенный на 53 этаже, в центре города, представлял собой мини-компанию, которая занималась пиаром и рекламой. Можно сказать, что я осуществила твою мечту. Это ты хотел денег, власти, помпезности и признания людей высшего класса, я, по сути, не нуждаюсь в этом и сейчас. Просто я ценю то, что у меня есть, ведь я так кровно это зарабатывала. 

Выходя из машины, мой водитель открывает передо мной дверь, и я порхаю на 13- сантиметровых шпильках Лобутена и в кожаном тренче от Гуччи. Со стороны моя жизнь кажется сказкой, что ж я соглашусь с этим. Но никто не знает, что подвигло меня к достижению таких высот, я выработала свою целеустремленность слезами и разочарованием. В свои неполные 27 лет я смогла получить от жизни практически все, оставалась такая малость, как искренняя любовь.

Меня постоянно съедало одно и то же чувство: ты моя первая и последняя любовь. Я была искренне этим напугана, потому что не хотела казаться слабачкой, которую отвергли из-за ее несостоятельности. Ты сделал свой выбор почти 10 лет назад, когда заявил о том, что твоя семья не захочет, чтобы ты связался с девушкой из семьи среднего класса. Моя досада тогда превышала все возможные границы. Но через полгода я смирилась и поступила в университет. А затем я то и дело набирала обороты, я отдала всю себя учебе и забыла о таком слове как «развлечение». В первый же год обучения я стала редактором университетской газеты, потом записалась на курсы по дизайну, потом освоила журналистику и пиар. С третьего года обучения я стала работать в пиар компании «Wave & Push». Я довольно быстро продвигалась по карьерной лестнице, пока не оказалась на самой вершине. И как мой предшественник утверждает, я первая, кто в юном возрасте смог стать главой компании.  

Естественно все это тешило мое самолюбие. В самом начале я была дико счастлива, я, наконец, смогла купить квартиру своей мечты с огромной верандой и джакузи. Но во всей этой жизни, казалось, не было «жизни». Я стала холодная как лед, ничего и никто не мог меня расшевелить. И в такие моменты самоанализа, я всегда вспоминала тебя, Брайан.  Не знаю почему, просто я до сих пор таила обиду на тебя, и мне так хотелось, чтобы ты увидел мой успех и горько пожалел о том, что сделал почти  10 лет назад. Хотя, с другой стороны, если бы не ты, я бы не лишала себя сна по ночам и не готовила статьи, проекты и рабочие наброски. Я та, кто я есть теперь, и мне кажется, что никто не сможет изменить эту данность. 

Но были времена, когда я, глядя на твою фотографию, вспоминала, как мы были счастливы. У меня осталась единственная твоя фотография, остальные моя мама спрятала от меня и я так и не нашла их. Она решила, что мне будет больно, если я буду на них смотреть, и сейчас я уверена, что она их выбросила. Осталась, одна, всего лишь, одна. Глядя на нее, я улыбаюсь и вспоминаю, как отреагировали мои родители на твои бирюзовые волосы и пирсинг в языке. Так, что мне стоит прекратить себя жалеть и отпустить тебя. Ведь были и радостные моменты в нашей с тобой жизни.

Я проснулась в хорошем настроении и побрела в свою гардеробную, многие женщины согласятся со мной, если я назову это место, раем. Здесь я могу часами стоять и выбирать, что же сегодня мне стоит одеть. Но я ограничилась 10-минутными размышлениями, а затем взяла в руки белую, юбку карандаш, бежевую шелковую блузу и красные, лаковые туфли от прада. Когда я, наконец, привела себя в порядок, то ко всему прочему добавила золотые серьги, браслет и часы. Затем в ход пошла красная лаковая сумка, и единственное, что меня смущало, это была золотая цепочка с кольцом на ней. Раньше я и не задумывалась о том, чтобы ее снять. Это была единственная памятная вещь, оставшаяся после тебя, и для меня она была дороже, чем весь мой гардероб! Но в тот день я впервые решила ее не надевать.
Для меня этот шаг был равноценен цунами.

До полудня в офисе не происходило ничего сверхъестественного, пока ко мне в кабинет не зашел мужчина лет 30-ти, с черными, как смоль волосами и зелеными глазами. Он был высок и строен, проще говоря, атлетически слажен. К тому же на нем красовался костюм из последней коллекции Армани на которой мне довелось побывать, и сразу стало ясно, что он мой очередной, нагловатый клиент, который решил, что за деньги может пренебречь правилами приличия и войти ко мне без стука, буквально ворвавшись в мой кабинет.
- Вы, мисс Аманда Грейвудс?
-Да, но вам не кажется, что вы забываете о приличиях? Вы вошли ко мне без стука, еще и не представившись!
- Вас, что не предупредили, что я приду? – продолжал гнуть свою линию незнакомец.
- А Вы, настолько страшны, что о вас должны предупреждать, мистер…? – спросила, я, немного успокоившись.
- Что ж, меня зовут Бен Каповски, я ваш главный клиент, с этого дня. – Это заявление показалось мне еще более наглым, чем сам клиент.
- Мистер Каповски, вам не кажется, что подобное заявление преждевременно? Я не видела еще объем работ и не обсуждала его с сотрудниками компании?
- Во- первых, называете меня просто Бен, а я буду звать вас Аманда, с вашего позволения. Я не люблю следовать этикету во время работы, он лишь отвлекает от сути дела. Во-вторых, я заплачу вам в три раза больше, чем кто-либо из ваших клиентов. И, в-третьих, мне порекомендовали вас, как хорошего специалиста, и я надеюсь получить достойное обслуживание за свои деньги.  – На самом деле я просто опешила от подобной бестактности, и мне стоило не малых усилий  сохранить спокойное выражение лица.
- Я так понимаю, вы спешите Бен. Что ж, я позову мистера Гальро, он будет курировать ваш проект. А сейчас, прошу меня извинить, у меня время обеда. – Я решила немного «припосадить» этого несносного типа.
- Аманда – голос Бена прозвучал угрожающее, и он схватил меня за руку, я не переставала удивляться его поведению. – Я хочу, чтобы вы лично курировали мой проект, я вас очень об этом прошу, я не останусь в долгу.
- Бен, вы забываете, что я руководитель компании и не занимаюсь проектами. Мистер Гальро лучший специалист.
- Мне не нужен ваш мистер Гальро! Я хочу, чтобы вы занялись этим, Аманда! – ты повысил тон, и это вывело меня из терпения.
- Послушайте, Бен, я не буду ходить по струнке, лишь потому, что вы заплатите мне тройную цену, наша компания процветает и без вас! К тому же я не выношу подобных фамильярностей, если вас не утраивает это, несите заказ в другую компанию, я не буду делать ради вас исключение.
- Я смотрю, вы такая, как мне вас и описывали Аманда, что ж я доволен вами, пусть так и быть ваш мистер Гальро займется моим заказом, но прошу, проследите за этим.
- Как скажете, Бен. А теперь я могу идти?
- Вы не хотите пообедать со мной? Скажем так, в счет нашего перемирия.
- Я не против, вы сможете подождать меня 10 минут, мне нужно кое-что забрать в издательстве?
- Конечно, я могу остаться в вашем кабинете?
-После того как вы в него ворвались, думаю, можете – сказала я и улыбнулась ему.

Ровно через 10 минут я стояла у своего кабинета и видела, как ты разговаривал по мобильному телефону, я тихо вошла, но не стала прерывать тебя. И вот ты закончил и наградил меня своей блистательной улыбкой. В тот момент мне все стало ясно. Сначала я не верила своим глазам, потом я решила, что это какая-то ошибка, но правда оказалась для меня ножом, который всадили мне в спину .
- С вами что-то не так, Аманда. Вы себя хорошо чувствуете? – с заботой спросил ты. А я уже не могла дышать от происходящего вокруг. Как такое вообще могло быть? Неужели существуют такие совпадения?
- Ты его брат – наконец выдавила я из себя.
- О ком ты говоришь, Аманда?
- Не притворяйся, ты брат Брайана Каповски. Я это точно знаю. И не утруждай себя оправданиями, что ты его однофамилец. Я помню, что у Брайна был старший брат, которого звали Бен. И который просто ненавидел меня, никак не припомню, что я тебе сделала. Может, пояснишь?
- Я думаю, что лучше не выяснять отношения в твоем офисе, поедем, пообедаем, и я все объясню тебе. Что ж особого выбора у меня не было, да и ты был прав, я не хотела, чтобы мои личные проблемы обсуждались всем штатом сотрудников моего офиса.

- Что ты будешь пить?- как ни в чем не бывало, спросил ты.
- Я не собираюсь с тобой обедать. Я хочу услышать, как и зачем ты меня нашел?
- Я голоден, и сначала я поем. Тебе придется подождать – твое спокойствие и твоя дерзость меня выводили из себя.
- Что ж, тогда разговор окончен, так и не успев начаться. Надеюсь, ты понимаешь, что заниматься твоими проектами моя компания не будет. Приятного аппетита - я уже встала и взяла сумку в руку, как ты меня остановил.
- Ты постоянно хватаешь меня за руку, мне больно. А у тебя, похоже, вошло это в привычку.
- Останься, я прошу тебя. Я все расскажу, и не сердись тебе это не идет.
- Не тебе рассуждать, что мне идет, а что нет. Но я вся во внимании, я слушаю. Поведай мне свою душещипательную историю.
- Для начала хочу сказать, что я тебя не ненавидел 10 лет назад, а сейчас так, тем более. Все очень просто Аманда. Брайан соврал тебе и я хочу, чтобы ты знала это. Не я стал инициатором вашего разрыва, он сам настоял на этом, прикрывшись родительским снобизмом по отношению к менее богатым людям. Он утверждал, что его замучила твоя влюбленность, и он не хочет, чтобы ты постоянно нежничала с ним, если быть откровенным, он наговорил много разных вещей, которые я не вправе повторять, и думаю, все, что он говорил неправда.

Мне просто не верилось, что все это происходит, не знаю почему, но я тут, же доверилась Бену и поверила его словам. Тем не менее, я решила сохранять спокойствие и не действовать импульсивно.
- Все, что ты сказал, не имеет никакого значения. Прошло 10 лет. Мы все изменились. Особенно я. Теперь мне абсолютно все равно, что произошло тогда. Не понимаю, зачем было искать меня!
- Я не договорил. Недавно мой младшенький братец нашел статью о тебе, и его глаза снова загорелись. И с фразочками вроде: «Посмотри, какая она стала красотка, нужно ее опять закадрить, помоги мне ее найти, она станет моей» он подошел ко мне. Естественно, я не хочу, чтобы ты снова пострадала от эгоизма и лицемерия моего брата. Поэтому я решил, что обязан найти тебя первым и предупредить о том, что он намеревается запудрить тебе мозги.
- Как это благородно, мистер Каповски. Но я не нуждаюсь в предостережениях, и уже тем более не становлюсь на одни и те, же грабли дважды.
- Я рад это слышать Аманда. И я надеюсь, что мой заказ останется в силе. Ты, действительно, стала профессионалом и твоя работа достойна уважения. Поэтому я хочу работать с твоей компанией.
- Как пожелаешь. И это все? Теперь я могу спокойно уйти? Или у тебя есть еще какие-то доблестные поступки по отношению ко мне?
- И почему ты так злишься на меня? Я хотел исключительно помочь тебе.
- Потому что я до сих пор помню, как ты на меня смотрел. Этот ужасный взгляд, граничащий между снисхождением и презрением. Господи, если бы ты знал, как я ненавидела все ваше семейство. И ты предлагаешь мне все это забыть, потому что ты предупредил о «коварных» планах твоего брата по отношению ко мне? Не слишком ли ты высоко оцениваешь свои рыцарские способности?
Ты промолчал, уткнувшись в тарелку. На твоих щеках загорелся румянец, и я не верила своим глазам. Великий и ужасный Бен Каповски смущен. Я стала пристально тебя рассматривать, я сразу поняла, что ты ужасно опасен. Твоя внешность, твой ум, твое обаяние – все это было самым страшным для любой из женщин. А для меня так, тем более, ты был братом человека, из-за которого я страдала 10 лет, и который как оказалось, и не любил меня вовсе. И все же я не выдержала и спросила
- Ты смущен, я что-то не так сказала?
- Не обращай внимания, пей свой кофе.
- Мне не верится, что такие люди как ты могут вообще смущаться, а уж краснеть и подавно.
- Ты не знаешь причины, по которой я так смотрел на тебя.
- Ну, так не самое ли время мне ее рассказать?
- Не думаю, что она тебе понравится, и что ты в нее поверишь – сухо отозвался ты и привстал. – Я не смею больше тебя задерживать, все дела, связанные с разработкой рекламы я передам своему заместителю, так что я не буду мозолить тебе глаза в офисе.
В ответ я смогла только ошеломленно кивнуть, когда я потянулась за кошельком, ты запротестовал.
- Неужели я пал настолько низко в твоих глазах и ты думаешь, что я не могу заплатить за кофе, который ты выпила?
Я ничего не ответила. Поспешно взяв в руки сумку, я буквально выбежала из зала ресторана и остановилась на улице, хватая воздух ртом. Все то, что я так старательно пыталась забыть 10 лет, всплывало в сознании, и я отчетливо понимала, что Бен, поступил правильно, предупредив меня и рассказав всю правду. Но на душе было так горько, не от того что я не нужна Брайану, терзали жуткие сомнения на счет порядочности Бена. Он так и не ответил, почему так относился ко мне в то время.

Прошло 3 месяца, за это время произошло множество важных событий, связанных с работой. Рекламная кампания, связанная с Беном подошла к концу. Он не нарушил своих слов и заплатил в 3 раза больше, чем обычный клиент. Но так ни разу и не появился в офисе, после той встречи в ресторане. Меня терзали сомнения. Бен разбудил во мне такой интерес к его загадочной персоне и тут же исчез, это злило и обескураживало одновременно. И вот в пятницу, в пол 7 вечера, когда я собралась уходить, курьер принес мне письмо. Ровный и красивый почерк, на светлой бумаге говорил он том, что внутри что-то очень важное. Наконец я решилась открыть конверт, подписанный «Для Аманды Грейвудс»
«Мой некудышний брат сказал, что ты дала ему отворот-поворот. Чем он крайне разочарован, а я безгранично рад. Ты спрашивала, почему я так смотрел на тебя. Все просто: я люблю тебя, Аманда.
Мне было больно смотреть, как ты таешь в объятиях моего брата, и я пытался отгородиться от тебя, пренебрегая тобой, но ничего не вышло. Прошло 10 лет, а я как полный идиот смотрю на твою фотографию и улыбаюсь. Я трус и знаю это, но только в письме я могу говорить правду и не кривить душой. Когда ты получишь это незамысловатое послание, я уже буду в Лондоне. Говорю тебе это, с надеждой на то, что ты вдруг поймешь меня и захочешь увидеть. Прости, что причинял тебе боль, но я не умею любить по-другому.
Твой Бен.»
Сказать, что эффект от письма был ошеломляющим это ничего не сказать. На следующий же день я вылетела в Лондон. Отправилась в адвокатскую компанию семейства Капоски, где и застала тебя. Твой мрачный вид испугал меня, неужели ты так страдал, господи какие глупые мы были. Столько времени потеряли зря.

- Вы примите меня, мистер Каповски? – озорным голосом произнесла я. В ответ на твоем лице засияла улыбка.
-Боже, мне не верится, это правда ты?
- Да, это я, круглая дура, не замечавшая, самого красивого на свете человека. Да это я, круглая дура, но по уши влюбленная в своего спасителя.
- Как же я рад это слышать. Ты сделала меня самым счастливым человеком на свете.
- Я была твоя, уже, когда ты ввалился в мой кабинет, весь такой неотразимый и нахальный.
Больше ничего не требовалось. Слова были не нужны. Только сплетенные руки. Касания двух тел. Губы к губам. Плоть к плоти. Сердце к сердцу.