среда, 31 августа 2011 г.

Конец лета. Цвета нету.


 Вот он нежданный, но часто обсуждаемый конец лета. Думаю, не стоит отчаиваться, это не последнее лето в нашей жизни. Хотя мне самой оно кажется таким скоропостижным, но таким наполненным различными событиями. Именно этим летом я начала новую жизнь. Именно этим летом я приобрела важный жизненный опыт и сменила тактику. Жаль, что больше не будет посиделок с друзьями, танцев до утра, рек алкоголя и потока ярких эмоций. Близиться осень, в которую мы обычно дремлем, но я, пожалуй, откажусь от привилегии затворничества души. Я разбужу в себе силы и буду бороться с осенним негодованием. Берите ноги в руки и начинайте творить, осень чудесное время для этого. Ничего и никто не мешает, вы предоставлены сами себе.

На фото хотела передать образ лета. Яркость и немыслимые цвета. Осенью так не осмелишься выйти из дома.

воскресенье, 14 августа 2011 г.

Новый образ




 
Не знаю почему он получился именно таким. Хотя выражает мое настроение: агрессивность и в то же время, чувственность.

Дерзость

 Дерзость – это то, чем я отличалась от других. Именно поэтому мы и стали так близки, потому что только мы могли себе позволять такую свободу действий и разделять такие, казалось бы, дикие выходки. Но мы наслаждались обществом друг друга. Любили эпатировать людей и взрывать свою кровь до огромного количества адреналина в ней.

Мы и сами были как наркотики, не могли насытиться жизнью. И переходили из одной крайности в другую. Искали себя новых и находили. Мы были такие разные и такие одинаковые.

суббота, 13 августа 2011 г.

Я хочу быть плохой



Я хочу быть плохой, правда. Не задумываться о чужих проблемах. Идти по головам к своей цели и с успехом достигать ее. Отключить эмоции и удалить слезные железы. Просто хочется, чтобы стало легче, по-моему, нормальное человеческое желание. Надоело преодолевать, лучше покорять вершины. Хочется использовать тебя и сделать вид, что я не влюбилась. И спокойно смотреть на то, как ты себя губишь и тешить свое самолюбие. Наконец, хочу стать еще сильней и холодней.

А когда станет тошно от всего что окружает снова вернуться к эмоциям и сложностям. Когда всего достигну и буду маяться от скуки. Вот, наступит этот момент, и я по-настоящему в тебя влюблюсь.  Снова стану жалеть людей вокруг и делать тучу полезных и добрых дел. Стану заботиться о тебе и сделаю нас обоих счастливыми. Просто мне нужен перерыв, в котором я буду на пике «холодности и жестокости»

среда, 10 августа 2011 г.

Дениэл


Когда я впервые тебя увидела, земля остановилась, могу это точно сказать. Время перестало существовать, я видела только, как светятся твои глаза, и блистает улыбка. Что ж  мне позволительно любоваться подобными чудесными людьми как ты, хотя порой мне кажется, что ты единственный в своем роде. Я не могу остаться с тобой, ты правда и не заметишь моего отсутствия, потому, что я так и не осмелилась к тебе подойти за все эти годы. В этом плане я абсолютная трусиха, я могу стерпеть голод и холод, но только не боль любимого человека,  я, несомненно, могла тебе ее причинить.

Моя проблема в том, что я – проблема.
Все те с кем я встречалась, надоедали мне тот час, когда я понимала, что они всецело мне преданы и окончательно в меня влюблены. И не смотря на то, что я человек, по природе своей не злой, все же во мне бушует что-то такое, из-за чего я постоянно теряю интерес к близкому мне человеку. Поэтому я решила, что мне не стоит даже приближаться к тебе. Я не хочу видеть огорчение и боль в твоих глазах, когда я снова «устану». Я всегда держалась из-за этого в стороне от тебя и до чего же я была разочарована, когда ты заговорил со мной.

В тот момент я была занята очередным заданием, которое мне дали в университете и уверена, что в библиотеке я одна. Ты зашел так тихо, как будто боялся меня потревожить. И вот когда ты подошел совсем близко и склонился надо мной, я почувствовала запах твоих духов, перемешанный с едким запахом табака. Жилка на виске у меня вздулась, и я затаила дыхание.

- Давно хотел к тебе обратиться. Я прочел почти все, что ты написала и я в восторге. Не могу сказать, что я литературный критик и возможно ты от многих уже слышала фразу «очень хорошо и жизненно написано», но я решил повторить тебе это еще раз. – Произнес ты и так искренне улыбнулся.
Первая мысль, которая появилась в голове, откуда он знает, что я пишу. Я не настолько популярна, о моих литературных достижениях знают немногие. И судя по всему, я выдала все, о чем думала и ты тут же мне ответил.
- В интернете можно найти, что и кого угодно. Кстати, меня зовут Дениэл. – Спокойно произнес ты и присел рядом со мной.  Я чуть ли не сказала, что я знаю, как тебя зовут, но сдержалась.
-Как ты меня нашел – наконец выдавила я.
-О, ну это просто. Я подумал, где может быть писатель, если не в библиотеке – твоя манера говорить, очаровывала меня, а улыбка вообще сводила с ума. Твоя близость заставляла меня учащенно дышать и смущаться, что было крайне не свойственно мне. Но в тот, же момент, я поняла, что должна прекратить твою попытку завязать со мной дружбу. Я снова струсила, потому что я боялась навредить тебе. Я настолько тобой дорожила, что готова была сделать все, лишь бы ты был счастлив.
- Тебя ведь Эрика зовут?  - спросил ты и снова улыбнулся.
- Да, меня зовут Эрика. Спасибо, что сказал о том, что мое творчество тебе по душе, но мне пора идти. Извини – скороговоркой произнесла я. А ты все не унимался. С одной стороны для меня это было такое счастье, а с другой такой страх и сожаление.
- А ты не хочешь прогуляться со мной вечером? Или просто посидеть у тебя во дворе, я живу не далеко от тебя.
- Ты, что же, знаешь, где я живу? – не знаю почему, но это возмутило меня. Но ты смущенно отвел глаза и переспросил, согласна ли я.
- Нет, думаю это не хорошая идея. Не пойми не правильно, но я человек одинокий и довольный этим, мне не нужны лишние знакомые или друзья.  Поспешно собрав все вещи, я сбежала.

Я весь день обдумывала нашу с тобой встречу и во мне как будто два человека боролись. Один говорил, что я должна продолжить общение и стать твоей девушкой, ведь я тебя по-настоящему люблю. А другой настаивал, что все пройдет через пару недель и мне придется сделать тебе больно. Наконец наступило то время, которое я уделяла чтению, я вышла в круглый и ухоженный дворик, освещенный фонарями и заставленный цветами, села на лавочку и принялась читать очередную душераздирающую историю, в которые сама я никогда не верила. Можете себе представить, как я была удивлена, когда кто-то закрыл мои глаза своими ладонями.

- Угадай кто – шутливо произнес ты. Но я так отчетливо различала твой голос среди других и запах твоих духов, что мне не стоило и сомневаться, что сзади меня стоит самый дорогой человек на свете. Я резко повернулась и злобно посмотрела на тебя.
- Так нечестно, ты повернулась – сказал ты и засмеялся. Твой смех привел меня в чувства, и я поняла, что не имею право сопротивляться.

Мы просидели на летнем ночном воздухе почти пять часов. Я очень многое о тебе узнала. Ты заканчивал магистратуру и уже более трех лет работал в компьютерной компании. Ты увлекался книгами и занимался парусным спортом.  Но пока ты говорил, я просто любовалась твоими серыми глазами и темными волосами, к которым так и тянуло прикоснуться, казалось они шелковые. Мне нравились твои сильно выпирающие скулы и большой нос, твои хорошо очерченные, но тонкие губы, твои длинные пальцы и ухоженные ногти, твои широкие плечи и узкие бедра. Мне нравилось все, твоя манера говорить, улыбка, хриплый голос, и даже то, что ты временами курил. Но ты всегда спрашивал, не помешает ли это мне. От чего становился еще выше в моих глазах. Я начала мерзнуть, когда пробило примерно три часа ночи.
- Ты замерзла?
-Да, нет, не беспокойся все в порядке – соврала я и продолжила тебя слушать.
Еще через пару минут ты внезапно прикоснулся к моим губам своим большим пальцем. – Ты замерзла, я вижу. Затем ты снял свой кардиган и набросил на меня. Для меня он был как платье, и я укуталась в нем и благодарно одарила тебя улыбкой. Когда я в следующий раз взглянула на часы, на них уже было 4 утра. Я, наконец, встала и поправила твое одеяние, висевшее на мне.
- Думаю мне уже пора.
- Я не хочу, чтобы ты уходила мне с тобой так хорошо. Я давно не испытывал ничего подобного, чувство умиротворения и спокойствия. Ты взял меня за руку, и мне пришлось опять сесть. В голове бушевали мысли, и сердце разрывалось на две части, когда я увидела твои увлеченные и искренние глаза. И что, по-твоему, я должна делать, спрашивала я себя и свое сердце, и оно, конечно, кричало, что меня посетила настоящая любовь и мне стоит прекратить бояться. И впервые в жизни я поддалась охватившему меня чувству.

После этого начались наши с тобой встречи на берегу моря, твои стихи, моя проза. Затем последовали признания в любви с обеих сторон, нежные поцелуи, страстные объятия.  Были сладкие ночи, проведенные вдвоем. Были нежные прикосновения. Были  мои радостные вопли и твой сдержанный смех. 

А еще через пять лет я услышала самые страшные слова, которые только можно себе представить. Тебе оставалось жить чуть больше трех месяцев. Ничего нельзя было изменить. Первый месяц я билась в истерике, рвала все свои книги, кричала и выла от боли. А ты все так же мне улыбался и успокаивал, ты до последнего моменты кричал мне, чтобы я не сдавалась. Господи, после твоих похорон, я сама себя извела и похоронила. Я не могла поверить, что ты, столь красивый, умный и казалось, здоровый, двадцатисемилетний мужчина смог скрыть от меня свою болезнь, которую я не смогла одолеть. Я отдала тебя ей на съедение.
 
Прошло еще пять лет.  А мне до сих пор кажется, что я умерла вместе с тобой. У меня ничего нет, все ушло вместе с тобой. Ты был тот единственный, я пишу только о тебе, и мои книги раскупают огромными партиями.  Я богата. Но мне ничего не нужно, я хочу просыпаться с тобой. Я до сих пор жду, что ты войдешь в мою комнату и обнимешь за плечи. Что начнешь шептать пошлости мне на ухо. Что ты снова просто будешь жить. Ночью, в своих снах я вижу только твои серые и пронзительные глаза.  На самом деле меня нет, я умерла.

Я так и не смогла покинуть нашу с тобой уютную квартирку, хотя давно заработала на огромный дом. Единственное, что я позволила себе, это ту яхту, которую ты так отчаянно хотел. Я купила ее ради тебя. И порой, только там я могу отдышаться и прекратить плакать. Я не выбросила ни одной твоей вещи. Я сплю в твоей рубашке и чувствую твой запах. Я так отчаянно жду, что ты заберешь меня к себе. Я так искренне, верю, что ты ждешь меня там.

Дениэл. Дениэл. Дениэл.

четверг, 4 августа 2011 г.

Слава


 Я каждый день просыпаюсь от того, что лучи солнца так назойливо пробираются ко мне в комнату.  Продолжая, хмурится, и ворчать себе под нос я не хотя, достаю правую ногу из - под одеяла и сажусь на краю кровати. И меня тут же одолевает желание снова лечь спать и забыться. Потому как чем больше я сплю, тем меньше мне приходится думать о тебе и о том, что произошло. Хотя сейчас меня больше посещают мысли о том, что нужно сгрести себя в кучу и поддаться каким-нибудь приятным ощущениям. Стоит приложить усилия к тому, что бы забыть ненужные и неприятные моменты моей жизни. Ну вот, опять начну бороться сама с собой. Пусть лучше я пару дней поборюсь с собой, чем потеряю возможность обрести славу. Да, да, именно славу, вы не ослышались. Я, черт возьми, ее, безусловно, заслуживаю! Я умею терпеть и скрывать чувства, а это не многим, знаете ли дано, в такой мере как мне.

среда, 3 августа 2011 г.

Gravitation


Я буду бояться смотреть на тебя, но не смогу удержаться. Ведь в тебе столько блеска и шика. Твоя улыбка будет оружием для меня, и я буду противиться, что бы удержать свой разум. Твой голос будет лучше всякой песни для меня, я не стану тебя перебивать. Хочу слышать только тебя.
Ты вскинешь бровь – я опущу свой взгляд.
Ты улыбнешься – я отвернусь.
Ты заговоришь – я умолкну.
Ты подумаешь, что я не отвечаю на твои знаки внимания и слишком холодна, но я схвачу твою руку, и не смогу отпустить ее никогда. Ты промолчишь, боясь признаться в чувствах, а я скажу все как на духу. Ты соврешь о чем-то, но я всегда смогу оправдать любую твою ложь, лишь потому, что она твоя.
Ты уйдешь – я догоню.
Ты смолчишь – я расскажу.
Ты соврешь – я оправдаю.

Вселенная


 Там где сердце твое оказалось, я смогла найти покой и приют для своей души. Казалось бы, в обычной жизни между нами вселенная. А сейчас, во сне, мы так близки. Я бы отдала себя, если бы тебе это было нужно. И сердце вынула и положила тебе в руки. Я бы стерла себя, потому что мы с тобой похожи. На звездном небе горели бы огни, и мы были вместе.

Ощущения


 Многие сказали бы, что в моем состоянии, люди обычно начинают принимать наркотики. Скажу в свое оправдание, что я слишком гордая, чтобы опуститься до подобного. Хотя, что уж тут скрывать чувствую я себя, по меньшей мере, погано. Как всегда случается в жизни, все трудности свалились на плечи в один момент. Но поскольку подобное случается не в первый раз, я пытаюсь вынести все, что сейчас оказалось вокруг меня. Нужно не забывать о том, что все мучения, которые мне приходится сейчас терпеть произошли в жизни исключительно по моей вине. Но именно это и выводит меня из равновесия и хоть какого-то баланса чувств и разума. Я становлюсь дерзкой и раздражительной от своего собственного бессилия и сама себя изнутри грызу, зная, что впоследствии все это скажется на моем здоровье. Но по - другому просто не могу.
Не могу заставить себя отпустить боль.
Не могу заставить себя сосредоточится на более приятных вещах.
Не могу прекратить изливать душу в эти строчки, снова и снова переживая тяжелые моменты в моей жизни.
В такие моменты мой жизненный оптимизм куда-то девается, сила воли сбегает, а чувство самосохранения вообще прячется за гордость, то и дело, пихая ее вперед.
Но я переживу все это, правда, переживу. И еще через какое-то время на душе станет так легко и просто. Наконец моя злость и бессилие сбавят обороты и все наладится. К тому же во всем есть свои плюсы, теперь - то я точно знаю, что внешнее проявление холодности к людям, не означает внутреннее безразличие, а как раз наоборот. Это все напускное.

вторник, 2 августа 2011 г.

Дикий Джек Андервуд


В тебе не было ни капли нежности, не было чувства сострадания, и конечно не было веры в любовь. Ты верил только в две вещи: эгоизм и мизантропию. Позволял себе цитировать Мерлина Менсона: Im not antisocial; I just cant stand people, тем самым раскрывая свою собственную сущность. Твой дикий нрав почему-то пришелся мне по душе. Впервые я встретила тебя, когда мне было 18 лет, во мне играли гормоны и максимализм, я была уверена в себе и непредсказуема. В ту ночь я спокойно шагала по берегу моря босиком и пела одну из любимых песен, в полной уверенности, что никто этого не слышит, и что я абсолютно одна. Но ты разочаровал спокойствие вокруг, своим хриплым голосом.
- Надеюсь, ты не собираешься, стать певицей – хохоча, произнес  ты. Ответ я нашла быстро.
- А я надеюсь, ты не собираешься, стать мистером-солнышко на карнавале в пятницу – сострила я, глядя на твой черный костюм и черную же рубашку.
-Думаешь, меня интересует мнение девицы, разгуливающей ночью по пляжу в одиночестве?
-А думаешь, меня интересует мнение угрюмого, консервативного сноба?

Я не знаю, что мы нашли друг в друге, но через пару дней мы снова встретились и больше не расставались. Мне до ужаса нравился твой холодный, расчетливый характер. Мне казалось, что ты все знаешь и набрался жизненного опыта, хотя тебе было всего лишь 23 года. Ты знал, что меня выводили из себя «телячьи нежности» и поэтому не обременял себя выбором подарков на праздники. Но однажды на моё 20-летие ты подарил мне собственную картину. Это была невероятная, бушующая красками вещь. А уже на следующий день мы расстались. Ты не объяснил причину, а я не стала тебя удерживать и выяснять. Гордость.

 С  того момента прошло 5 лет, а я не смогла выбросить картину, подаренную тобой. Теперь она весит в моей квартире, покоясь на 20-этаже.

Ничего не предвещало бури, я, как обычно сидела в своем кабинете, мой секретарь, очаровательная миссис Стенгли напомнила мне, что сегодня в мое распоряжение поступает новый бухгалтер нашего журнала. Я с неохотой пригласила в кабинет будущего коллегу, но как только я оторвалась от своих бумажек и взглянула вверх, то увидела тебя. Твои голубые глаза сверлили меня взглядом, и пока я пыталась разгадать какие эмоции ты испытываешь, твой голос разрезал тишину.
- Я Джек Андервуд, ваш новый бухгалтер. Честно говоря, я ожидала чего угодно, но не этого.
- А куда же делся ваш зловещий, эгоистичный нрав, мистер Андервуд? – во мне вдруг заиграла обида и я решила его уколоть.
- Мне пришлось спрятать свой характер и прекратить работу художника. Социум окончательно меня поглотил, и деньги и благополучие оказались куда важнее творчества. Но ты себе не изменила Мари, я искренни рад за тебя.
Естественно все произнесенное тобой стало для меня шоком. Я не могла поверить, что ты такой властный и неуязвимый сдался. Но больше всего по ушам резануло, произнесенные с трепетом «Мари», как в старые, добрые времена.
- Я беру тебя на работу, но у меня есть два условия. Ты не станешь прятать свой характер, только потому, что ты подчиненный и возобновишь работу над своими картинами.
- Зачем тебе это?
- Я люблю твои картины. В этот момент хотелось добавить « и тебя тоже». Но глубоко затаившееся чувство обиды не позволило раскрыть все карты сразу.

Естественно мы отлично сработались, но ты все так же оставался приверженцем своего одиночества и уединения. Я больше не могла и не имела право заглядывать тебе в душу.
Спустя 3 месяца ты нагло ворвался ко мне в кабинет. И по огню в твоих глазах стало ясно, что ты счастлив.
- Что происходит Джек?
- Мари! Я закончил свою работу над картиной, и ты не поверишь, её выставили на аукцион, в прочем, как и все мои картины. Черт, Мари я буду богат! И все благодаря тебе!
Его восторженные крики привели меня в состояние эйфории, ведь я так давно не видела его улыбку. В ту же секунду в голове созрел маленький план: я должна купить хотя бы одну его картину. Я знала, что, возможно, мне придется отдать все свои сбережения, но Джек того стоил.

Буквально через неделю я купила это чудо, какого же было мое удивление, когда мне доставили картину домой. Дело в том, что я не решилась сама идти на аукцион, а послала свою подругу, которая и приобрела её за мой счет. Поэтому я не видела, что, а точнее кто на ней изображен. Она таила в себе ту самую ночь, когда мы впервые встретились. Джек с точностью воссоздал даже мое платье и растрепанную прическу. В моей душе тут же взлетели бабочки, а после того как я увидела название, то вообще растаяла: «Первая любовь»
На следующий день ты спокойным шагом подошел ко мне и слегка улыбнувшись, произнес:
- Ты решила меня купить, дорогая?
- Конечно, нет, но я в восторге от картины, почему я не могу ее приобрести? Тем более, что на ней изображена я!
- Ты меня этим унизила. Ты знаешь, что подобное я терпеть не смогу, поэтому я сегодня же увольняюсь и уезжаю. С меня довольно.
- Ну почему же ты проявляешь свой характер именно сейчас! Джек…
Читая твое заявление об увольнении, в голове крутилась одна забавная мысль. Пусть у тебя невыносимый, дикий, непредсказуемый нрав, но твой почерк как у Джека Потрошителя, ровный как из прописи. Хоть что-то в тебе было правильным и четким. И хотя подобное сравнение может быть и неуместно, все же ты потрошил мое сердце уже второй раз.
Этим же вечером я помчалась в аэропорт.
- Я люблю тебя, остальное не важно! – прокричала я. Ты смотрел на меня минут  5, но время казалось, замедлилось и подчинилось тебе, отчего я боялась пошевелиться и испортить все окончательно. Ты, конечно же, ничего не ответил.  За тебя проговорил твой поцелуй.

понедельник, 1 августа 2011 г.

Galaxy Tab

Недавно стала счастливой обладательницей планшета от компании Samsung. Очень довольна этой покупкой, теперь в жизни появилась еще одна игрушка, которую я не выпускаю из рук. Кажется, все налаживается.