суббота, 15 августа 2015 г.

TrES-2b или Проклятые


- Во мне нет боли. Нет веры. Нет страданий и любви. 
- Я твой убийца, враг и любовь. Ты поддаешься снова, Роуз, и знаешь это. Твои белые крылья всегда проигрывали моим черным. 
- На этот раз я постараюсь, чтобы мой свет, сжег тебя. 
- Даже если ты победишь, ты будешь первая, кто возродит меня. Я буду жить вечно, лишь потому, что твоя любовь ко мне - вечна.

Я тот, чью силу, вы все Тьмою назовете. Я падший; демон преисподней. Я ангел без надежды.
Изгнанник рая. Предатель веры.
Я величайшая жертва Создателя. Его ошибка. Недочет.

«Я не могу возродиться из пепла. Я пал. Огонь изранил мои крылья и уничтожил душу»
Да уж, прочитав последнюю строку в своем дневнике, я действительно осознал, что моя жизнь пала ниже некуда. После возвращения с очередного задания, я 3 месяца не выходил из своей квартиры. Большой поклонник чистоты и порядка, я сам себе удивляюсь, во что можно превратить окружающие тебя предметы и мебель, если перестать чувствовать, думать, существовать на 92 дня.
«Тьма» приходит за мной каждый раз, когда я убиваю невинную душу. Никто из моих подчиненных и представить себе не может, что их жестокий, расчетливый командир, превращается в безумца, неотрывно пишущего душераздирающие строки в своём дневнике после завершения задания.
Я сформировал «TrES-2b» в день своего двадцать первого рождения, столько же воинов оказалось в моем отряде, а с каждым годом, я добавлял еще одного члена команды. Сейчас нас 33. Своего рода символ, традиция, дань моему эгоизму.

Я та, чья сила неподвластна небесам. Я человек. Я ангел. Я Бог без рая. Дьявол без ада.
Странник, сбившийся с пути. Убийца брата. Каин во плоти.
Я величайшая тайна Создателя. Его ошибка. Недочет.

«Я не могу слепо следовать своей судьбе. Я слишком часто оказываюсь на краю пропасти. Тьма поглощает меня. Последняя часть души умирает медленно, но верно»
Мне давно следовало прекратить писать ахинею вроде этой. Но я по прежнему, с завидным постоянством, просыпаюсь по ночам и бегу к столу, чтобы успеть запечатлеть все, что могу на бумаге, пока мое сознание не заставляет ускользать частички сна окончательно. Я прекрасно понимаю, что это больше похоже на истерию фанатика, нежели на дневник 23-летней девушки, но эти сны мучили меня с самого детства. Тогда мне казалось, что у меня слишком бурное воображение, чуть позже, я стала соглашаться с теорией о прошлых жизнях.  Сейчас, я скорее приму тот прискорбный факт, что я сумасшедшая.
Последние шесть месяцев я вижу во сне одного и того же человека, хотя я не осмеливаюсь его так называть. Падший ангел, иначе не скажешь, с дивным черным крылом и мукой на лице.  Его длинные темные волосы, нещадно разбавленные седыми прядями, развиваются на ветру. Его тонкие губы кривятся в ухмылке. Но его глаза - загадка, которую я подсознательно хочу разгадать. Мне отчего-то необходимо узнать какого они цвета, так словно бы этот факт имел какое-либо значение. Так, словно бы увидев их, я, наконец, пойму, кто он такой и зачем «приходит» ко мне.  
Самое важное, во всем этом балагане  -  мои ощущения, будто мне самой оборвали крыло. Мое сердце разрывается от тоски, меня накрывает агония физической боли вперемешку с душевными терзаниями, и ко всему прочему я каким-то шестым чувством понимаю, что все это уже когда-то происходило наяву. И именно эта мысль, пугает меня больше всего, когда я прихожу в себя, после сна.  
Тёмный протягивает ко мне руку, на кончиках его пальцев я вижу кровь, вокруг внезапно поднимается ветер, земля под нами трясется и небо становится практически черным. Естественно, на этом «интересном» моменте я просыпаюсь, заплаканная, напуганная и взбудораженная.
Я дошла до «кондиции» окончательно, когда поняла, что дала фантому из сна кличку «тёмный», и да, оригинальностью я не отличалась.   

Твой грех тебе простят, когда еще одна из рода проклятых, прольет по демонической душе твоей, свою слезинку.
И крылья обретут те двое, что были предначертаны судьбою.
«Найти ее. Вернуть свою душу. Она – гарантия моих возрождённых крыльев»
Меня довольно давно не беспокоили сны, но все изменилось шесть месяцев назад. Я регулярно вижу один и тот же навязчивый сон, в котором девушка ангел с одним крылом просит моей помощи. Она кричит от боли и плачет, и каждый раз, когда я тянусь к ней, чтобы помочь, она ускользает от меня, словно песок. Даже когда я просыпаюсь, я все еще слышу ее крик, а затем тихий шепот «Тёмный».
Сомнения и угрызения совести – роскошь для людей, у которых есть душа. Я никогда не причислял себя к их стаду. Мне всегда нравилось верить в то, что я сам себе хозяин, творец собственной судьбы. Но когда ты в буквальном смысле мучаешься от того, что убил невиновного, начинаешь подозревать, что все же, совесть в твоем организме присутствует, и это осложняет всю сложившуюся ситуацию. В детстве я познал одну простую истину, твоя сила – в отсутствии чувств. Как только в игру вступают эмоции – конец безжалостен и печален.
Я смею полагать, что моя болезненная чувствительность последнее время, связана напрямую со снами, которые надоедают мне, но проблема в том, что у меня нет ни малейшего шанса избавиться от них. Будто бы все, что я вижу по ночам, жило во мне с самого рождения. Видения, ощущения, эмоции, все это было похоронено глубо внутри, а затем появился катализатор, который выпустил всю эту нечисть наружу.
Моя душа – твой ключ к свободе, Тёмный.
Я та, кто крылья возродит твои. Я та, кто сможет одолеть твое проклятие. Я та, кто назвалась твоей любовью. Найдешь меня – выиграешь бой.
Я выпала из реальности на несколько дней, за что, могу сказать спасибо, моим бессонным ночам. Теперь же трудовые будни настигли меня, и нет ничего хуже, чем делать финансовый анализ компании в семь утра понедельника.
Я работала в компании «St Vincent» уже около двух лет. Идеальное пристанище для таких как я - никаких контактов с людьми, отдельный кабинет, работа с цифрами и программами. За это время я видела своего начальника трижды. Угрюмый мужчина с практически белыми волосами и черными, как ночь глазами, в идеально выглаженном дорогом костюме, который по какой-то неведомой мне причине, знал, как меня зовут. Лишь ко мне он обращался по имени и изредка улыбался. Естественно, после подобных «особых» заслуг, я стала объектом для обсуждения отдела бухгалтерии на несколько месяцев. Забавная получалась история, нелюдимая девушка вроде меня, интересовала начальника, который был всеобщей любимой загадкой офиса. Его боялись, уважали, обожали. Все те же дамы из бухгалтерии, вздыхали каждый раз, когда он проходил мимо их отдела. Я же, несмотря ни на что, опасалась этого мужчины. Трудно объяснить, но есть люди, от которых веет опасностью. Вокруг них словно бы темное облако, которое так и кричит « беги, спасайся, не дай ему тебя обмануть». В нем был огонь, а я предпочитала водную стихию.
Все изменилось практически мгновенно, когда мистер Винсент Ванроу самолично появился на пороге моей квартиры в два часа ночи.
- Вы даже не удивлены, Роуз? Неужели не интересно, что в такое время может понадобиться начальнику от его подчиненной?
- Меня больше удивляет, кто Вам выгладил костюм в такое время, мистер Ванроу.
- Вы как всегда, неординарно мыслите. Но могу я пройти в вашу квартиру? Или же эта крепость только для принцессы? – произнес он с усмешкой.
- Проходите. – Я существенно напряглась, когда осознала всю ситуацию. Ночь, посреди моей гостевой комнаты стоит мужчина, прошу заметить довольно опасный, а все, что я из себя представляю, на данный момент, это комок нервов в черной ночной рубашке. Я решила, что для начала, мне нужно набросить халат. После первого шага, мой мозг значительно лучше заработал и перешел к делу.
- Раз уж Вы пришли сейчас, полагаю, времени на кофе нет. Поговорим о деле. Что Вы хотите от меня получить?
- А кто сказал, что я хочу что-то получить? Я предпочитаю преподносить подарки, а не требовать их от других, Роуз. У меня есть работа для Вас.
- Конкретно для меня? Никого другого, естественно, попросить нельзя?
- Был бы я здесь в такое время, если бы дела обстояли иначе? Вы умны, красивы, но самое главное, надежны Роуз. Мне нужен человек, который умеет хранить секреты.
- Вам нужен человек, который умеет молчать. Прекрасно. Отсюда напрашивается вывод, что  «работа», которую Вы, так любезно решили мне предложить, нелегальна. Или же я ошибаюсь?
- Да.
- Просто «да»? Поконкретнее нельзя ли, мистер Ванроу? Если уж я берусь за нечто подобное, я должна знать абсолютно все.
- Я рад, что ты берешься, Роуз. – О да, он, как я погляжу, совсем расслабился, в буквальном смысле разлегся на моем кресле и перешел на «ты».
- Я все еще жду, Винсент. – Я решила, что терять мне нечего, и раз уж мы внезапно стали настолько близки, то я принимаю правила его игры.
- Я хочу, чтобы ты заняла место главы одной весьма занятной организации. Будешь осуществлять все финансовые операции, которые будут необходимы. К сожалению, тебе придется иметь дело с людьми, которые там работают, но именно это мне и нужно. Я преследую одну единственную цель – контроль. Я хочу быть в курсе всех событий, которые происходят в этом логове волков. Поэтому ты будешь также управлять всей структурой и разрабатывать планы действий.
- Название организации? Или хотя бы вид деятельности, которую она осуществляет? Ты ведь не думаешь, что я возьмусь за дело, ничего при этом не спрашивая? Я, как ты прекрасно успел заметить, тоже люблю контроль. У меня нет склонности совершать необдуманные поступки.
- С твоей любовью к риску, Роуз, я надеялся, что ты не станешь торговаться.
- Я еще даже не начинала, Винсент. – Я окончательно вошла в образ загадочной стервы, и села напротив моего непрошеного собеседника.
- TrES-2b. Создатель -  Асманд Бранн, 33 года, уроженец Норвегии, получил гражданство в Англии, когда ему был 21 год, и на этом всё.  Информация об этом человеке крайне ограничена. Я воспользовался всеми возможными ресурсами, чтобы понять, что было до того, как он приехал в Лондон, но поиски не дали толком никаких результатов. Знаю наверняка, что его родители погибли, когда ему было 6 лет, затем он оказался под опекой государства, далее его следы словно были намерено стерты. Будто бы такого человека никогда не существовало. Это еще одна из причин, по которой тебе нужно быть крайне внимательной, когда ты станешь работать на него.
- Как тебе удалось уговорить его взять меня?
- Во-первых, он был должен мне определенную сумму денег. Во-вторых, он давно ищет толкового специалиста, который может сбросить с его плеч, финансовый аспект его бизнеса. Убийцы не самые лучшие счетоводы, милая.
- Прекрасно. Мы добрались до сути. Ты отправляешь меня на работу к киллерам. Великолепно.
- Это компания, которая занимается защитой, поиском и доставкой информации.
- Неплохое прикрытие. Но я теряюсь в догадках, почему ты решил, что я возьмусь за нечто подобное?
- Потому, что Асманд сможет найти убийцу твоего брата. – Это был удар ниже пояса, грязный приемчик, который, несомненно, подействовал на меня. Забавен был лишь тот факт, что убийцу моего брата я видела ежедневно в зеркале. Пожалуй, сей прецедент не стоило придавать огласке, поэтому я притворно сглотнула и нехотя согласилась на предложение наглого мистера Ванроу.
- Если я удовлетворила твою просьбу Винсент, то могу ли я, наконец, вернуться в постель и заснуть? – после моего слегка возмущенного вопроса, мистер Ванроу внезапно стал выглядеть как хитрый лис. Его похабная улыбочка буквально кричала мне, что это не конец, и этой ночью в кровати я явно не побываю.
- Роуз, ты должна поехать со мной к Асманду. Я обещал ему, что привезу тебя к нему этой ночью.
- Серьезно? Не стану разглагольствовать о твоей чрезмерной самоуверенности, но почему ночью? Или великий и ужасный начальник киллеров может работать только по ночам? К чему этот фарс?
- Признаться, я слегка затянул с твоей «вербовкой» и сегодня последний срок, к тому же, твой новый начальник, только что вернулся из «командировки» и будет приятно удивлен тому, как ты умеешь работать. Придётся показать «товар лицом».
- Просто не верится, что я ввязываюсь в эту авантюру, как будто бы мне в жизни проблем не хватает.
- Оу, полно Вам, мисс Эвиг, хватит жаловаться. Осталось полчаса, а ты все еще в очаровательной ночной рубашке, которая, несомненно, мне нравится, но будет слегка эксцентрично, если ты появишься в офисе мистера Бранна в ней. Не находишь?- после этого, мне оставалось только злобно взглянуть на моего ночного собеседника и немедленно вернуться в свою спальню, чтобы привести себя в порядок.
Я, как и любая нормальная женщина предстала перед выбором одеяния подходящего по случаю моей новой встречи. Но, к сожалению, никто не придумал, что, черт побери, нужно надевать на  рандеву с твоим будущим начальником, в 3 часа ночи, который ко всему прочему, заправляет бандой киллеров и хакеров! Вот ведь незадача! Пришлось взять себя в руки, и с каменным спокойствием выбрать черный смокинг и белую блузу. Оставаться настолько незаметной я не могла даже сейчас, поэтому к официальному образу были добавлены совершенно невозможные черные туфли на высокой шпильке с красной подошвой небезызвестной марки, и такая же обворожительно алая помада.
Спустя 25 минут я гордо выпорхнула из своей спальни, и, встретив одобрительный кивок Винсента, направилась навстречу новым свершениям.
Обычно дорогие машины меня успокаивали, я могла часами их рассматривать и изучать все прелести, на которые они способны. Сейчас же сидя в Aston Martin DB9, единственное, о чем я могла думать, это авантюра, в которую я незамедлительно ввязалась. Я имела право отказаться, и была уверена, что Винсент не стал бы меня заставлять, но хитрый лис все просчитал, знал, что я не сдержусь. Самое забавное было мое ощущение того, что я поступаю правильно и никак иначе. Будто бы встреча с загадочным Асмандом Бранном сулила мне небывалые приключения.
Мы добрались до назначенного места, и я увидела перед собой небольшое трехэтажное офисное здание, абсолютно типичное, ничего примечательного: простая, черная, стеклянная «коробка». Кругом ни души, что естественно в ночное время. Винсент и я стояли в свете уличного фонаря, когда мой, теперь уже бывший, начальник снова заговорил.
- Роуз, как я уже говорил, Асманд человек специфический, мягко говоря. Довольно жесткий и требовательный. Но если он будет уверен в тебе, то ты получишь его доверие в ответ, а именно это и является твоей целью.
- Ты сейчас открытым текстом говоришь, что я должна шпионить за одним из самых опасных людей в стране и доносить тебе всю необходимую информацию? Тогда я отказываюсь, немедленно. – Я не на шутку разозлилась, одно дело, работать в «особой» компании и следить за ее деятельностью, другое – доносить о её «занятном» хозяине.
- Успокойся. Мне ничего не нужно от тебя кроме одной маленькой услуги. Когда ты станешь достаточно близка Асманду, а ты станешь, я уверен. Он будет обязан выполнить мой «заказ». Подозреваю, только ты сможешь его уговорить на подобное. Именно поэтому я изначально просил тебя следить за всем, что происходит в компании. Ты должна иметь рычаги давления. Это сможет сыграть немаловажную роль и для твоей безопасности.
- Почему нельзя осуществить «заказ» сейчас? Насколько я поняла, эти ребята из компании, не являются блюстителями морали и ангелами.
- Потому что я хочу уничтожить члена его команды. Он не позволяет мне это сделать. Ни за какие деньги и услуги.
- Дай угадаю, ты не скажешь имя этого несчастного и причину, по который ты решил его прикончить. Удивлена, что ты рассказываешь нечто подобное первой встречной. Не боишься, что я поеду в полицию и сдам тебя?
- Ты не сделаешь этого. Слишком умна. Слишком грешна. – Изрек мой собеседник, ухмыльнувшись; он сверлил меня взглядом и словно показывал, что знает обо всех моих грязных деяниях. Блефовать мистер Ванроу умел знатно, но было что-то в его голосе и глазах, что заставляло слушаться его. Очевидно, грешники чувствуют друг друга гораздо лучше, чем я думала.  
- Не тебе судить о грехах, учитывая тот факт, что ты намереваешься убить человека.
- Это не самое страшное, что мне доводилось делать. Люди слишком большое значение придают жизни. Некоторые не заслуживают право на жизнь, так почему бы ее не отнять, если я могу? – в его устах это звучало так буднично, меня же охватила легкая паника, я снова почувствовала то, что и всегда рядом с Винсентом – тьму. Человек, который не останавливается, пока не получает желаемого. Я была уверена, что он убивал и не раз, но в моей голове постоянно светился сигнал о том, что на его счету нет невинных душ. Только вот откуда у него право на определение, кто заслуживает смерти, а кто нет? Что означает понятие «невинная душа»?
- Игры в Бога не делают тебе чести, Винсент.
- А кто сказал, что я играю? И почему в Бога, а не дьявола? – на этой «оптимистической» ноте нас прервал визг тормозов Honda CB-1. Я сразу поняла, кто приехал. У меня в груди появилось странное предчувствие, страх, смешанный с возбуждением. Довольно необычная реакция, учитывая тот факт, что я еще даже не видела лица, моего будущего боса.
Асманд Бранн вполне соответствовал моим представлениям о наемных убийцах: черный мотоцикл, одежда и душа. По мере того как он приближался, меня накрывал страх и удивление. Наконец, будущий начальник остановился прямо напротив и, естественно, нарушил зону моего комфорта. Даже учитывая тот факт, что я была на каблуках, этот огромный мужчина возвышался надо мной словно палач над жертвой. А затем, я совершила самую большую ошибку, на которую была способна, я заглянула в его глаза. Неживые, блеклые серо-голубые омуты, но это были они. Те самые глаза, которые я так жаждала увидеть уже 6 месяцев. По моему телу прошла дрожь, а затем в голове пролетели все воспоминания о снах с «темным». Я бы хотела упасть в обморок, правда, это было слишком большое потрясение и полнейшая уверенность в том, что передо мной стоит мой падший ангел из снов. Мысли о сумасшествии внезапно плавно перетекли в теорию о том, что я вижу вещие сны. Но мой организм продолжал стоически функционировать и совершенно не собирался отключаться.
- Я беру её, Винсент. – Кратко изрек мой новый начальник. Я только вздрогнула, и еще раз посмотрела на мужчину перед собой. Он внушал страх, душевную муку и самое главное – слабую надежу. Такого количества эмоций я в жизни не испытывала.
- А как же проверка, которую ты намеревался осуществить? Я бы не стал будить мисс Эвиг посреди ночи, если бы не твои нелепые требования.
- Я разберусь без твоего чуткого надзора, Винсент. Или ты боишься оставить свою «красавицу» такому «чудовищу» как я? – наконец, мои былые способности мыслить вернулись ко мне и я заговорила.
- Мистер Ванроу больше ничего не решает. Я готова пройти тот тест, который был подготовлен для меня.  – Проигнорировать сравнения о «красавице и чудовище» было мудрым решением.
- Очень хорошо. Тогда дражайший мистер Ванроу может нас покинуть, Вы так не читаете, мисс Эвиг?
- Полагаю, это будет правильным решением.
Битва взглядов двух альфа-самцов это не то, что можно лицезреть ежедневно, поэтому было забавно наблюдать за тем, как вечно уверенный и наглый Винсент садиться в свой Aston Martin и немедленно уезжает. Теперь же я полностью ощутила присутствие Асманда, оно не давило так же как в начале, но особо комфорта я тоже не испытывала.
- Мисс Эвиг, сейчас мы поднимемся в мой кабинет, где Вы выпьете чашку крепкого кофе и составите базу с «обращениями» моих клиентов. Я хочу увидеть принцип, по которому Вы это сделаете, качество и, конечно же, скорость. – Его голос звучал завораживающе. Так словно был создан для приказов. Могу поспорить, что он внушает страх и трепет во всех его подчиненных, я же испытывала абсолютный покой и умиротворение, будто бы меня обнимали и оберегали ангелы.
Мы прошли в здание компании «TrES-2b» и направились на последний этаж. Ничего необычного я не наблюдала, хотя пыталась найти что-то странное и зловещее в компании «чистильщиков».
- Мисс Эвиг, если Вы ищете камеру пыток или склад с оружием, то ничего подобного не сможете лицезреть. Единственное, что может показаться Вам странным, это наличие спортзала на первом этаже, но моим ребятам нужно быть в форме.
- Разве Вашим сотрудникам не нужно стрелять, чтобы держать себя в форме?
- Было бы это мудрым решением, если бы они устраивали стрельбища в центре города в офисном здании, Роуз? – момент, когда он назвал меня по имени, отпечатался в моей памяти надолго. Чуть позже я узнаю, что такую вольность мой начальник будет позволять себе крайне редко, в особых случаях.
- А теперь, какой кофе Вы предпочитаете?
- Вы верно угадали, крепкий и черный, но разве не я должна делать Вам кофе, как вышестоящему должностному лицу?
- Вы еще окончательно не вступили в должность, мисс Эвиг.
Я проглотила кофе, толком не почувствовав его вкуса, хотя обычно я люблю наслаждаться этим напитком не спеша, у нас с ним любовь с раннего детства. Но какое же эстетическое удовольствие я получила, наблюдая за тем,  как грозный мистер Асманд Бранн насыпает ложку сахара, затем кофе, перемешивает всю эту субстанцию и медленно наливает кипяток в чашку, позже подносит к лицу, вдыхает аромат, удовлетворенно кивает и протягивает мне заветный напиток. Я не посмела дотронуться до его пальцев, когда он отдавал мне чашку, но желание было невероятным. Остановило меня осознание того, что я могу показаться ему недостаточно профессиональной и тот факт, что он ведь сны обо мне не видит, по крайней мере, я об этом не знаю.
Я создала защищенную базу данных со всем клиентским списком, включающим в себя, имена, виды деятельности, цены и прочую информацию меньше чем за час. Ни один мускул на моем лице не дрогнул, я сидела с прямой спиной, под чутким взглядом Асманда, и не смела, сделать ни единой ошибки. Когда я закончила, то, наконец, оторвала взгляд от ноутбука и взглянула на человека, который сидел передо мной. Он так и не снял свою черную куртку, в полумраке кабинета, слегка блестели его наручные часы и светлые глаза. Я ждала сигнала, буквально выискивала в чертах его лица эмоции, которые говорили бы о любопытстве по отношению к моей персоне, и натыкалась на колкий взгляд и снисхождение.
- Повторюсь, мисс Эвиг. Я беру Вас. Завтра к девяти утра, Вы должны быть в этом кабинете. Теперь он Ваш. Можете распорядиться и привести его в любой вид, который пожелаете. На сегодня все. Отдыхайте.
- Вам неинтересно, каким образом я оказалась в Вашей власти?
- О чем Вы?
- Почему именно меня Винсент прислал Вам на помощь?
- Он говорил, что Вы желаете найти убийцу брата. Соответственно, Вам выгодно мне помогать. Помимо денежных вознаграждений, Вы сможете воспользоваться ресурсами моей компании для своей маленькой вендетты. Меня устраивает такая плата за профессиональную работу и умение молчать.
- Вы так верите всему, что говорит Винсент?
- Нет. Но я уверен, что Вы не являетесь опасностью для меня и компании. Остальное – ваше личное дело.
- Как для начальника подобной организации, Вы довольно беспечны.
- Я тот, кто разрушает, а не строит. Я мало чего боюсь в жизни.
- Я запомню это, мистер Бранн.
- Роуз, кстати, хотел отметить один факт. Вы не в моей власти. Пока еще нет. – Он загадочно улыбнулся, на что в ответ мое сердце пропустило пару ударов. Вот уж не думала, что меня поджидают такие перемены в жизни. Неслыханно, я реагирую на каждый жест, мимику, голос этого опасного мужчины. Все дело в глазах, они из моего сна я уверена, и, похоже, это не сулит мне спокойствия, скорее наоборот, я по уши в проблемах.

Я воин – вечный дух вражды. Каратель – демон во плоти. Я сломлен, предан и покинут.
Но я молю, вернись ко мне, приди – мою любовь и сердце возроди.

«Я почти выиграл бой. Она рядом, и есть шанс, что я снова вознесусь. Верь сердечному разуму и разумному сердцу, они укажут цель».

На этот раз я очнулся утром в холодном поту от того, что мне снилась эта девица, которую нынешней ночью я назначил на роль финансового директора моей компании. Это был все тот же сон о девушке с белым крылом, только теперь она кричала, что я не вижу ее, гордо вставала, распрямляла единственное, белое, обожжённое крыло, и я мог разглядеть ее лицо гораздо лучше. И, черт побери, это была она, юная подопечная, которую мне порекомендовал Винсент. Все больше было похоже на то, что я медленно, но верно схожу с ума, если бы не мои ощущения при встрече со злосчастной мисс Эвиг. Когда я увидел ее вчера рядом с Винсентом, первое, что мне захотелось сделать -  избавиться от него, будто он был угрозой; когда же я остался наедине с ней, то что-то внутри меня ликовало, словно я выиграл лотерейный билет. Приступы счастья со мной случались редко, последний раз, когда я испытывал радость был так давно, что мне и вспомнить то трудно. А уж чтобы виной тому был человек – и подавно. Она не так проста, какой может показаться девушка ее возраста, это было ясно уже по тому, как она говорила со мной и какие вопросы задавала.
Что ж, судя по всему, мне предстоит еще многое узнать, об однокрылом ангеле, который умело управляется с цифрами.

И две души соединятся, лишь чувств лавину испытав. У каждого из них одно крыло – но вместе они сила. Их единение сулит конец вражды отвергнутых и отвергающих.
Я проработала у Асманда больше 5 месяцев, но ни о каком сближении и речи не шло. Во-первых, это мужчина был практически недосягаем, его величество снисходил до общения со мной лишь в конце месяца, ради проверки моего отчета. И, несмотря на то, что мы ночами могли сидеть и разбираться во всей той ахинее, которую мне предоставляли доблестные работники мистера Бранна, он ни разу не предпринял попыток хотя бы взглянуть на меня с интересом. Во-вторых, на меня напирал мой бывший начальник Винсент, с просьбой об устранении одного из команды TrES-2b. В-третьих, сны стали настолько реальными для меня, что я стала просыпаться с синяками на спине.
Сегодня был очередной день сверки документов, и я засиделась в офисе допоздна. Внезапно в абсолютной тишине, я услышала чьи-то тяжелые шаги и рваное дыхание, спустя пару минут, в мой кабинет ввалился Алекс. Это был самый близкий Асманду подопечный, я заметила это сразу, как стала здесь работать. Мужчине было около 30 лет, высокий, длинноволосый блондин с голубыми глазами, эдакий дикарь-викинг, с вечно приклеенной улыбкой и задорными шутками. Он был добр ко мне, всегда помогал, если я просила, а сейчас буквально рухнул на пол в моем кабинете. Когда я подошла к нему ближе, то увидела, что он ранен в живот. Я знала, что скорую помощь вызывать нельзя, но умирать ему давать я тоже не собиралась. Впервые за 5 месяцев, я воспользовался экстренным номером и позвонила штатному доктору, который обычно спасал в таких ситуациях отряд этих киллеров.
Еще спустя пару мучительных минут, я увидела мужчину в очках лет 40, который подбежал к раненому Алексу, а вслед за ним, вошел Асманд.
Я позволила, наконец, панике и страху охватить меня, будто подсознательно чувствовала, что могу довериться только «Темному».
- Я не знаю, как он оказался тут, почему он ранен? Как это произошло? Почему он приехал в офис, а не на штаб квартиру? Я…я не понимаю, что происходит.
- Успокойся, Роуз, вероятно, Алекс пришел в ближайшее место, где ему могли помочь. С ним все будет в порядке, док позаботиться о нем, и сейчас отвезет в частную клинику, где его прооперируют. – Я обратила внимание, что он назвал меня по имени, что случалось крайне редко, и попыталась справиться с собой. Но окончательное умиротворение ко мне пришло, вместе с объятиями Асманда. Когда я ощутила его руки на моей коже, мурашки тут же пробежались по всему телу, и я вздрогнула, на что в ответ увидела удивление на лице мистера Бранна, отчего сделала вывод, он почувствовал то же самое.
- Я отвезу тебя домой, Роуз.
- Нет, я хочу поехать в больницу к Алексу.
- Я разрешу тебе это сделать завтра утром, можешь не приезжать на работу.
- Я не вернусь в свой кабинет, пока на ковре кровь человека.
- Не думал, что тебя страшит вид крови, Роуз, ты не хлипкого десятка.
- Дело не в крови, а в том, кому она принадлежит.
- Я не знал, что Вы так близки с Александром, мисс Эвиг. – в голосе Асманда вновь звучала привычная сталь, только теперь вперемешку со злостью. На секунду я предположила, что он ревнует, но потом решила, что это просто невозможно.
- Мы не близки в том отвратительном свете, в котором Вы себе представили, мистер Бранн. Но за 5 месяцев работы, я стала считать его своим другом. Но я согласна, лучше я поеду к нему после операции.
Очередное испытание меня ждало на «железном коне» моего начальника. Я вцепилась в него так сильно, что уверена, он еле дышал, но не сделал мне замечания. Я же одновременно наслаждалась второй за вечер близостью с грозным мистером Бранном. Мы добрались до моей квартиры довольно быстро, я не стала спрашивать, почему он знает, где я живу. Это было очевидно.
- Асманд, Вы не хотите выпить крепкого кофе?
- Я не могу, Роуз. Мне нужно выяснить, кто чуть не прикончил моего человека.
- Да, конечно, прости. Удачи, и будь осторожен. – Я и не заметила, как перешла на «ты», непозволительная дерзость с моей стороны.
- Беспокоитесь обо мне, мисс Эвиг?
- А что, если я скажу «да»?
- Я отвечу, что совершенно зря, потому, что даже огонь в свое время, не сжег меня.
- Вам просто повезло, к тому, же с фамилией Бранн, Вам огонь не грозит.
- Ты знаешь норвежский, Роуз? Что же еще я о тебе не знаю?
- Я учила этот язык, потому что, в детстве, вдруг поняла, что он мне нравится и интересен. В этом нет никакой тайны.
- Тогда желаю спокойной ночи, мисс Эвиг.
- А я желаю тебе найти человека, который напал на Алекса.
- Роуз. Ты ведь не сливаешь информацию Винсенту?
- Уже нет.
- Тогда завтра мы поговорим обо всем. Встретимся в офисе вечером, после того как навестишь Алекса.
Стоит ли говорить, что ночью я долго не могла заснуть? И все же, ближе к 3 часам ночи, я впала в беспамятство. Мне вновь снился «Темный», только на этот раз, я будто бы видела историю жизни двух ангелов со стороны.
Он был воином Бога, архангелом, пролившим реки крови врагов. Она была ангелом, всеобщей любимицей, твердой в своей вере и преданности. Им нельзя было влюбляться, никто не думал, что ангелы, чистейшие души, могут обрести любовь и желать порочной страсти.
Сначала крылья оборвали ей, крик стоял настолько душераздирающий, что ее некогда братья и сестры, не смогли выдержать этого. Там оставался только Бог и ее родной по крови брат Варахиил.
- Прошу, не трогайте его, достаточно того, что Вы отняли крылья у меня. Он не виновен, он проливал кровь во имя Ваше и ради всех нас. Вар, я умоляю, не трогай его крылья. – Но ее брат не услышал мольбы, и прямо у нее на глазах, отрубил крылья возлюбленному воину.
Вслед за этим, бывший архангел, воин Бога, поклялся отомстить, и присягнул клятву Дьяволу. Так он обрел уже новые, черные крылья: «Я клятву отдаю тебе Лукавый, верность мою вручаю. Прими ее и дай возможность отомстить лицемерам, что стоят кругом».  
Она же не смогла выдержать предательства брата и убила его собственными руками, когда поняла, что потеряла все: Бога, веру, любовь и надежду.
Их разлучили на века, но когда, дьявол прознал, что его сильнейший воин все еще таит в себе чувство любви к ангелу, которого сослали на землю и отняли крылья, отрекся от него.

 Я падал дважды. Их было двое: И Бог и Дьявол – оба отреклись от меня из-за любви.
Я пала дважды. Их было двое: И Бог и брат – оба отреклись от меня из-за любви.

Я проснулась от собственного крика, на часах было 7 часов вечера, за окном вновь стемнело, это значило, что я проспала 16 часов. Затем я почувствовала резкую боль в спине, а спустя несколько минут, меня пронзила такая мучительная судорога, что я вновь закричала. Я пыталась подняться, и посмотреть, что со мной происходит, но боль, просто не давала мне этого сделать. Когда я, наконец, обуздала себя, и подошла к зеркалу, то увидела, что у меня на спине два огромных кровоточащих шрама, там, где у ангела были бы крылья. Увиденное настолько потрясло меня, что я упала в обморок.
Очнулась я от того, что кто-то ломился в мою квартиру. Затем я услышала крики Асманда. Из-за боли в спине я не могла подняться, поэтому мне пришлось ползти к входной двери, чтобы ее открыть.
- Роуз, Боги, что с тобой случилось? – я слышала, его испуганный голос, и не могла ничего выдавить из себя. Мне было страшно, больно и присутствие Аманда еще больше сбивало с толку. Неужели он тоже чувствует эту боль сейчас? Он поднял меня на руки, и я закричала.
- Моя спина, не трогай ее, господи, только не трогай ее.
- Успокойся, успокойся, Роуз, я вызвал врача, сейчас все пройдет. Я не буду трогать тебя, только возьму за руку, и доведу тебя до твоей кровати. – Он уложил меня на живот, и спустя еще пару минут, я уплыла в царство Морфея, предварительно схватив Асманда за руку.
- Только не бросай меня, Темный.
- Не брошу, ангел. Только не снова. Только не теперь.

Я знал, что убрать Алекса жаждет только Винсент, но не думал, что он решится обойти меня, и займется этим сам. Когда я увидел, что Роуз напугана, то не смог сдержать свой порыв, и обнял ее. Я мечтал почувствовать ее тело с того момента, как понял окончательно, что вижу ее во снах. У меня даже был порыв, рассказать ей об этом, но меня останавливал факт того, что она сочтет меня сумасшедшим. Я заходил в ее кабинет, когда ее там не бывало, потому что он пропах ее духами, в нем было куча ее вещей, которые хотя бы слегка приоткрывали мне занавес, и я видел настоящую мисс Эвиг. Когда я дотронулся до нее, то почувствовал, как по всему телу прошел маленький заряд, реакция Роуз была такой же. Затем, когда она держалась за меня, и мы ехали на мотоцикле, я ощущал, как ее дыхание щекочет мою кожу на шее, и мне хотелось сорваться, и утащить ее к себе в квартиру и никогда не выпускать. Такие эмоции были мне несвойственны, и я стал пытаться хотя бы частично понять те сны, которые мне снились. Я не смог найти Винсента, и решил, что мне следует отдохнуть прежде, чем я ринусь в бой. Каково же было мое удивление, когда я проснулся с криком, а на моей спине была  кровь от глубоких порезов. Следом за болью на меня посыпались воспоминания из моей прошлой жизни, их было столько, что я не мог контролировать весь этот поток энергии, а когда он закончился, я немедленно помчался к Роуз, я был уверен, она чувствует боль. Но я не ожидал увидеть ее в почти предсмертном состоянии, я так испугался, что не мог толком связно мыслить, пока не услышал, ее вымученное: «Не бросай меня, Темный». Все становилось на свои места, и оказывалось, что во мне теперь живет две личности.
Доктор осмотрел ее раны, и сделал все, что мог. Сказал, что уйдет около двух недель на восстановление, и он будет приходить и делать перевязки. Я же не мог понять, почему мне досталось гораздо меньше, чем Роуз. Но предчувствие мне говорило, что все дело в том, что я давно внутреннее смирился с тем, что связан с ангелом из сна, Роуз же отрицала свою сущность.

Я очнулась и увидела, что Асманд заснул, сидя у моей кровати. Я решилась погладить его волосы, он лишь слегла, улыбнулся. Все барьеры падали на глазах. Мой хладнокровный воин умел улыбаться, нервничать и бояться за меня. Я же пыталась освоить всю ту информацию, которую получила за последние сутки. Я пришла к мало-мальски простому выводу, в этой жизни, мы обязательно будем вместе.
- Полагаю, нам есть, что обсудить, Роуз. – ледяной тембр голоса Асманда приводил меня в чувства мгновенно.
- Почему ты назвал своих бойцов "TrES-2b"?
- Это планета. Самая черная из всех ныне известных. Она отражает меньше одного процента падающего извне солнечного света. Это подходит под описание всей моей организации и меня, в частности.
- Тьма.
- Именно, дорогая.
- Но Дьявол отрекся от тебя, Асманд.
- От меня отреклись все.
- Кроме меня. Забавно, что тебя назвали Асманд, не находишь? Даже в этой жизни, ты назван «защитником Бога».
- Думаешь, на этот раз мы победили? Они оставят нас в покое, Роуз?
- Нужно спросить у Варахиила, или же теперь его называть Винсент?
- Когда ты поняла, кто он?
- Когда увидела во сне, что он сделал с тобой, Асманд.

Мы дождались моего выздоровления, и нанесли визит Винсенту. Он понял все, как только увидел наши лица. За две недели, которые я провела вместе с Асмандом, я осознала, что эта любовь была во мне с самого детства. Сидела глубоко внутри, и ждала часа, когда я смогу найти своего «Темного». Мы говорили, делились воспоминаниями, и пытались жить заново. Когда ощущение вседозволенности настигло нас, то первый порыв мы превратили в бурю страсти. Я вдыхала его такой родной запах, чувствовала его кожу своей, обнимала и целовала так, словно боялась, что нас вновь разлучат. Каждый шаг на сближение делал нас сильнее.
- Вы воссоединились. Поздравляю. – Проговорил Винсент. Я имею право вернуть вам обоим крылья или же оставить людьми.  Что вы желаете, Он, разрешил мне потакать вашим желаниям.
- Мне жаль, что твой Бог не дал мне разрешения убить тебя. Хотя зачем оно мне нужно, так ведь, Роуз?
- Оставь его. Мы больше никогда не увидим моего великолепного братца. Хотя я даже не могу его так называть. Предатель, который к тому же сменил внешность.

Они вернули власть себе и всем, кто проклят был.
Они – символ вечности.
Воин и дева.
Огонь и вода.


четверг, 16 июля 2015 г.

Портрет Адели Блох-Бауэр


Увлеченная искусством, и творчеством Густава Климта, в частности, мне было сложно пройти мимо нового фильма "Женщина в золотом". Признаться честно, я не ожидала, такой потрясающей работы актеров, режиссеров, сценаристов.
Портрет Адели Блох-Бауэр, больше известен публике под названием "Женщина в золотом", поскольку как вы понимаете, нельзя было допустить чтобы "Австрийской Моной Лизой" стала еврейка.
Фильм показывает подлинную историю борьбы Марии Альтманн, племянницы Адели, за картину, на которой изображена ее тетушка, и которую нацисты незаконно присвоили себе во время гонений евреев по всей Австрии. 
Яркий пример того, что прошлое всегда преследует нас, пример того, что есть вещи, которые невозможно простить и забыть. Главная героиня, говорит весьма знакомую мне фразу:
- " Я лучше умру, чем вернусь туда."
Ей тяжело даже предположить, что ей придется вернуться в Австрию, туда, где бОльшая часть ее семьи и друзей погибла. В этот момент, я вспомнила свою дорогую маму, которая твердит мне абсолютно тоже самое:
- " Я никогда не буду там жить, ни за какие блага не соглашусь".
Фильм отчетливо показывает нежелание властей действовать, их извечное стремление носить маску добропорядочности, на самом же деле, являясь жалкими лицемерами. 
На помощь Марии Альтманн приходит молодой адвокат Рендол Шонберг, чей дедушка сам Арнольд Шонберг - великий австрийский композитор, бежавший в Америку во времена Второй мировой войны. 
Вместе они пытаются преодолеть бюрократию Австрии, вначале полагаясь на помощь американского государства, затем юного австрийского журналиста, финальная же "битва" происходит в Вене, в арбитражном суде.
Помимо истории о возвращении картины ее законной владелице, в фильме есть отсылки в прошлое, которые показывают всю семью Блох-Бауэр. Самый душещипательный момент, это несомненно, прощания юной Марии Альтманн с родителями.
- " А теперь, когда ты уходишь, я попрошу, только одного, дорогая."
- "Чего же?"
- "Запомни нас". 

пятница, 30 мая 2014 г.

Хранитель


                                   Хранитель

И тень твоя меня не беспокоит, я вижу сердцем и душой.
Я влюблена в ту темноту, что ты несешь в себе, хранитель мой.

Я которую ночь подряд просыпалась от неприятного ощущения, что за мной кто - то наблюдает. И сегодня, когда я открыла глаза, то увидела темную фигуру в углу своей комнаты. Мой голос дрогнул, я включила ночную лампу, но в комнате уже никого не оказалось.

Мало того, что мне сняться только кошмары последние 2 года, так теперь еще и странные видения. Чудесно, похоже, я окончательно схожу с ума. Вообще я могла ожидать чего угодно от этого поместья. Я ненавижу это место, но как наследница должна быть его хранительницей.

Я стала ворочаться в кровати, сон просто не шел ко мне, да и я не горела желанием снова видеть, как погибают мои родители. Во сне, я видела только это. Мою память как будто заело на одном и том же месте. И ежедневно ритуал самосожжения нервных клеток повторяется. Я вижу машину, затем столкновение, и наконец, падение в реку. Я не знаю, как я спаслась, но очнулась я уже в больнице, где мне и объявили новость, что теперь я одна.

Раньше -  восхищенная и влюбленная в одиночество, теперь – страшащаяся его как ночного демона.

В детстве я обожала это поместье – загадочный трехэтажный дом с четырьмя башенками, вызывал у ребенка вроде меня только восторг. Мне нравилось, когда отец рассказывал мне о наших предках, о том, кто и когда здесь жил. В юношестве, полюбив архитектуру, я впервые начала исследование своего дома. Я нашла множество потайных комнат, о которых не знали даже мои родные. Но самым дорогим и прекрасным местом для меня стал обрыв, на котором стоял наш дом. Мне нравилось, что небольшой садик, заканчивался таким «внезапным» обрывом с видом на океан. Пожалуй, это единственное место теперь, которое все еще дорого моей душе.

Когда тебе 20, ты не ожидаешь, что твой мир может рухнуть. А когда это случается, ты ломаешься. Каким бы сильным ты ни был, все равно ты меняешься, и все вокруг осознают, что ты вряд ли станешь прежним. Только ты, в глубине души, веришь, что однажды, ты снова станешь собой. Однажды, тебя спасут.

Мой день всегда начинается с одного и того же ритуала. Я спускаюсь на первый этаж, делаю себе кофе, и начинаю обход дома. Не знаю почему, но это вошло в привычку, пройтись по всему дому и комнатам, проверить все ли в порядке. Хотя, я думаю, что так неосознанно, проверяю, нет ли кого еще рядом. Мне довольно сложно мириться с одиночеством в огромном пустом поместье, и меня безмерно радуют те 2 дня в неделю, когда рядом оказываются люди из клининговой компании.

Покончив с этой «прогулкой» я собираюсь в университет. А затем наступает время моей рутины. Есть еще одна нить из моей прошлой жизни, за которую я отчаянно держусь. Моя машина придает мне сил и уверенности, иногда я даже позволяю себе шалости вроде ночных гонок. Не думаю, что родители одобрили бы мои выходки, но ничего не могу с собой поделать. Мне нужны такие вот «глотки воздуха», и даже авария не смогла усмирить мой пыл.  Дорога до университета занимает обычно около часа времени, потому, что утром довольно сложно добраться до города. Во время учебы я заставляю себя концентрироваться на изучаемых вещах, но это не всегда получается. Сегодня мне почему-то это не удается, я постоянно думаю о той фигуре, которую видела ночью. В моем потрепанном сознании все время возникает образ этого человека. Я ощущаю какую-то нить, связывающую нас.
К пяти часам я снова оказываюсь в плену своего дома. Сегодня я определенно в настроении для разбора старых вещей. Пять лет назад родители завершили реставрацию поместья, но у отца не поднялась рука выбросить вещи, которые служили нашему роду веками. Теперь все они хранились в отдельной комнате, которая мне нравилась. Здесь всегда есть чем заняться. Я люблю просматривать старые фотографии, но больше всего меня поражают портреты. Холсты с потрескавшейся краской выглядят величественно, и не идут ни в какое сравнение с нынешней цифровой фотографией.  

В 12 часов ночи, я услышала звон старых напольных часов и вздрогнула, будто почувствовала чье-то присутствие. Моя спальня находилась на 3 этаже, и была, пожалуй, самой большой во всем доме. Кровать и мягкие одеяла обещали мне прекрасный сон, но я знала, что это маленький обман.

На этот раз я проснулась в холодном поту от собственного крика. Я потянулась за выключателем, и услышала хриплый, низкий голос:
- Не стоит этого делать. – Меня обуял такой нечеловеческий страх, когда я разглядела огромную, 2-х метровую фигуру в темноте, что хотелось немедленно сбежать и скрыться.
- Кто ты? Как ты здесь оказался?
- Я твой хранитель.
- Это должно мне что-то сказать? Не понимаю о чем речь. И почему я не могу включить свет?
- Твой отец должен был рассказать тебе о моем существовании. Но я вижу, что он не сделал этого.  – Мне жутко надоело разговаривать с человеком, не видя его при этом, поэтому я включила свет. Прямо напротив меня стоял мужчина, рост его действительно был внушительным. На нем была странная одежда. Свободные черные брюки, черная туника с длинными рукавами, а на голове повязка, которая почти полностью закрывала его лицо. По сути, я видела только его глаза, серые, проницательные глаза, которые казалось, повидали уже все в этой жизни. Даже его руки были в черных кожаных перчатках. Создавалось впечатление, что он создан для того, чтобы сливаться с ночью.

- Ты должна меня слушаться, Роуз. Я просил не включать свет.
- Ничего страшного не произошло ведь? Или произошло? – неуверенно спросила я.
- Я твой хранитель. Это значит, что я должен защищать тебя, но оставаться невидимым для тебя.
- Защищать от кого?
- От всех, кто может тебе навредить. Ты кричишь по ночам, поэтому я здесь. И прости, я не хотел тебя пугать.  А теперь мне нужно уходить, засыпай, кошмары не побеспокоят тебя.
- Постой, назови мне свое имя.
- Зачем тебе мое имя?
- Я же должна знать, как называть своего защитника?
- Ты больше не увидишь меня, Роуз, ты не должна.
- Но я хочу!  -  и в этот момент «мой хранитель» просто испарился. Еще секунду назад он был здесь, а теперь его нет. Невероятно. Совершенно не понимаю, что происходит. Пора прочесть дневник отца, раз уж он должен был мне все рассказать. Я заснула спустя пару часов, но почему-то отчетливо видела фигуру в темноте. Он был здесь. Я знаю.

Мне трудно в это поверить, но я уже около месяца не видела свои ночные кошмары. Я вообще перестала видеть сны, но это было именно то, о чем я мечтала. Любой нормальный человек начал бы беспокоиться по этому поводу, моему же счастью и спокойствию не было предела. Была только одна вещь, которая сейчас занимала мои мысли. Отцовский дневник никак не помог мне раскрыть тайну, о которой говорил мой «ночной визитер», а это значило, что только он может прояснить ситуацию. Этот высокий, мрачный мужчина с серыми глазами, с нечеловеческими способностями, постоянно был рядом, я это чувствовала своим «нутром», но я, ни разу его не видела. И у меня совершенно не было идей, как сделать так, чтобы он открылся передо мной.

Наверное, это звучит нелепо, но я не смогла придумать ничего лучше, чем подвергнуть себя видимой опасности, для того, чтобы снова увидеть своего «хранителя», я и не заметила, как безоговорочно верила в то, что он обязательно появится в нужную минуту.
Откуда во мне взялась эта тяга к твоей загадочной персоне я толком и сама не понимала. Просто мое любопытство побеждало, и я не могла бездействовать. С другой стороны, кому бы не было интересно увидеть своего хранителя? Или же я тихо схожу с ума, и на самом деле мне все это только кажется.

Одиночество и гибель родных – типичная причина неврозов и психических расстройств у людей, может, и я попадаю под категорию слабых? Тех, кто не смог устоять, тех, кто пал духом?

Но я так отчетливо помнила твой тяжелый взгляд, скользящий по мне. Грубый и низкий голос, от которого у меня мурашки по коже. Галлюцинации не могут быть настолько реалистичными. Еще пару часов моих стенаний закончились окончательным, глупым, но серьезным решением: я должна вновь увидеть тебя.

На улице уже стемнело, ветер поднялся, и океан бушевал в полную мощь. Меня всегда завораживало это зрелище, и даже страх перед высотой не останавливал перед посиделками у самого обрыва. Мне здесь легче думалось.

Как он понимает, что я в беде или опасности? Чувствует мой страх, тревогу? Или же его привязанность ко мне настолько сильна, что он способен предугадать мои дальнейшие действия? Я набрала больше воздуха в легкие и шагнула. Носки моих ботинок уже были над пропастью, я пыталась вызвать в себе грустные эмоции, связанные с гибелью родителей, на глазах даже слезы появились, но вокруг ничего не происходило. Высокой фигуры в черном нигде не наблюдалось. Не сработало. К этому неутешительному выводу я пришла спустя час пребывания над обрывом.

Прошел месяц
Я стала думать о тебе как о ком-то нереальном, ты не появлялся. Я даже перестала чувствовать тебя, хотя раньше ощущение присутствия кого-то незримого рядом меня не покидало.
В моей незатейливой жизни шел очередной день, пришлось задержаться в университете допоздна, библиотеку уже закрывали, когда я выскочила в последний момент. На часах было 9 часов вечера. Да уж, давно я так не пропадала в пучине тишины и книжных полок. На парковке меня ожидал мой одинокий черный мустанг.

Ветер путал мои волосы, скорость была куда выше допустимого максимума, музыка ревела в полную мощь, когда я заметила своего давнего соперника по гонкам Ричарда. Его белый наглый порш трепал мне нервы, впрочем, как и хозяин авто. Мы были знакомы с детства, и с того же времени ненавидели друг друга. Но самое забавное, что, ни у него, ни у меня не было настоящих друзей, и наши изрядно потрепанные души сблизились после гибели моих родителей. Первые две недели моя жизнь полностью зависела от Ричарда. Именно его присутствие и забота спасли меня. Как только я пришла в нечто отдаленно похожее на норму, мой рыцарь на белом коне, решил показать свой меч и ранить меня. Мои тогда приглушенные таблетками нервы не слишком удивились поведению Ричарда, и я не держу на него зла до сих пор. В самые ответственные моменты, он переставал быть собой, и становился моим другом. Но в остальное же время, он выводил меня из равновесия своим высокомерием, сарказмом и победой на гонках. Последнее действительно меня расстраивало.

Но не сегодня, я решила, что пора тьме моего прекрасного мустанга поглотить это отвратительное белое пятно Ричарда. Как только моя машина пошла на обгон на переднем сидении появилась сначала тень, а затем и весь «хранитель». Сказать, что у меня прекрасная выдержка, это ничего не сказать, потому что в этот момент, я не бросила руль и не заорала, как типичная девушка, а всего - навсего вернулась в свой ряд и остановилась на обочине, сделала глубокий вдох и только тогда закричала:
- Какого черта!?
- Успокойся Роуз, прости, что напугал тебя. Но ты могла разбиться, я не имею право подвергать твою жизнь опасности.  – Проговорил мой защитничек неясного происхождения.
- Ты не слишком беспокоился, когда я стояла на обрыве час и рыдала. – Возмущенно ответила я. Прекрасно, я предъявляла претензии кому-то вроде ангела-хранителя, сверхчеловека, вместо того, чтобы выяснить, что вообще происходит и задать пару логичных вопросов.
-Ты играла на публику, Роуз. А точнее на меня, но я чувствую истинную опасность, и знаю, что тогда ее не было. Ты первая из своего рода, кто так отчаянно хотел познакомиться со своим хранителем.
- Смею предположить, что ты первый хранитель, который показал себя! Потому что я не нашла ничего в записях моего отца, а с твоих слов ясно, что я не должна была видеть тебя. Так не пора ли объяснить мне, кто ты, как ты появляешься из неоткуда, как долго ты будешь рядом? – язвительно ответила я, и только сейчас заметила, что он чертовски красив. Если он окажется ангелом, я не удивлюсь. Я была настолько поражена его красотой, что резко замолчала и уставилась на его нахмуренные брови. Серые глаза так и притягивали, казалось, что если долго смотреть в них, то можно увидеть вечность. И чем больше я смотрела на него, тем темнее они становились. Когда мое внимание переключилось на его губы, я чуть ли не застонала от того, какими идеальными они мне показались. Резкие черты его скул и квадратный подбородок делали из него эдакого злодея с добрыми намерениями. К моему ужасу, я покраснела как школьница, поэтому решила, что пора прикрыть глаза и сделать несколько вдохов. Такая реакция на мужчину была для меня новинкой. К тому же, если учесть, что он мой мистический защитник, я должна была испытывать страх, злость, недоверие, но уж точно не желание.
- Роуз, что с тобой? – поинтересовалось воплощение спокойствия на соседнем сидении.
- У меня «отходняк». – Недовольно проворчала я.
- Что, прости?
- Господи, я говорю, что до меня только что дошло, что я могла разбиться из-за твоего появления в моей машине, и теперь мне нужно несколько минут, чтобы совладать с собой! Мне нужна тишина! Хранители способны молчать?
Когда я снова закрыла глаза, то почувствовала, как паника отступает и страх рассеивается, повернув голову, я увидела, как хранитель пристально смотрит на меня. И я поняла, что это сделал он.
- Это ведь ты? Ты привел мои нервные клетки в состояние расслабленности?
- Я создан для того, чтобы твоя жизнь была проще. Поехали домой, Роуз. Нам придется поговорить обо мне и тебе.
- Ты поедешь со мной или как обычно исчезнешь сам?
- Ты хочешь, чтобы я остался?
- Да.
- Тогда я рядом.
Спустя 10 минут нашей поездки в тишине раздался рёв моего мобильного телефона. Услышав музыку, я поняла, что это Ричард.
- Детка, ты хотела меня «сделать», но не вышло?
- Ричард, я не в настроении обсуждать наши с тобой гонки.
- Конечно ты не в настроении, я снова одержал победу.
- Мне наплевать.
- Роуз? Ты в порядке? Я видел, что ты съехала на обочину, тебе, что плохо? – его голос резко стал серьезным.
- Все нормально, Ричард. Не беспокойся. Я сейчас еду домой, со мной все в порядке.
- Хорошо, но я завтра заеду к тебе вечером, и мы поговорим. Мне не нравится твой голос.
Вот за эти вспышки человечности и заботы, я любила Ричарда. Горе разделяют только истинные друзья. Мы с Ричардом предпочитали радоваться отдельно друг от друга, но страдать вместе. Страдание сближает.

Спустя 20 минут тишины мы с моим хранителем оказались у поместья. Я еще раз взглянула на него, буквально ощущая, как его сила обволакивает меня. Такое непривычное чувство защищенности и надежности накрыло меня с головой. Мой «личный защитник» оказался на две головы выше меня, что делало его еще более грозным и недосягаемым. Он переступил порог дома, огляделся в поисках опасности, и присел на диван.
- Ты будешь чай? Или ангелы не пьют чай?
- Я похож на ангела по твоему мнению, Роуз? Мне это льстит. Но я смею тебя расстроить, если я и ангел, то определенно падший. Мне, как и людям, свойственны мало обдуманные поступки, излишняя эмоциональность и плотские утехи. И да, я буду чай, твой любимый будет в самый раз.
Я вдруг поняла, что передо мной настоящий представитель класса альфа-самцов, потому что его тон, манера говорить, голос, движения, окутывали меня, словно теплый весенний ветер, и в тоже время подчиняли себе, будто бы я его добыча.
Моя огромная красная чашка смотрелась довольно комично в руках этого мрачного мужчины, но разве в моей жизни есть место нормальности?
- Я все еще жду твое имя, хранитель.
- Варг.
- В Норвегии, это имя означает «волк». Тебе под стать, я никогда не слышу, твоего появления, и всегда вижу серые глаза.  Прекрасно, а теперь «волк», расскажи мне, кто ты?
- Моя история началась давно, во времена инквизиции, твои предки спасли мою семью от сожжения, и в благодарность, моя мать сделала меня и моих братьев бессмертными стражами вашей семьи. Она была выдающейся ведьмой и наделила нас не менее выдающимися способностями для того, чтобы мы защищали вас. Но, как и всегда, было условие, которое нельзя было нарушать не при каких обстоятельствах. Я и мои братья не имели права показываться на глаза своим «подопечным». Каждому члену вашей семьи было отмеряно определенное время, мы не имели право играть со смертью, поэтому мы оберегали всех представителей вашего рода до определенного момента. Момента, когда судьба протянет свои ручонки и заберет вас в мир иной. А 20 лет назад родилась ты, в день твоего рождения, я ясно осознал, что обречен. Уже тогда я понял, именно ты погубишь меня.
Самое главное в моем предназначении - не вмешаться в судьбу, когда она предъявляет свои законные права на человека. Я имею право беречь вас, спасать, но я всегда знаю, в какой момент я должен остановиться и отойти в сторону.
Я не смог. Два года назад, во время аварии, твой отец умолял меня спасти тебя, и я не посмел отказать ему. Он видел меня впервые в жизни, но молил меня так, будто ждал моего появления. Ты ведь знаешь, что люди в отчаянии словно выделяют мощную волну своих эмоций, и в таком состоянии на многое способны. Я вытащил тебя из воды и принес в больницу, заставил весь персонал забыть, кто тебя доставил, и стер все записи с видеокамер. Знал прекрасно, твою настойчивость и желание узнать, кто оказал тебе помощь.
- Столько усилий, чтобы я тебя не смогла увидеть, и в итоге, ты наглым образом появляешься у меня в спальне. Забавные вы существа – мужчины.
- Этого не должно было произойти. Но у нас с тобой особая связь, мы буквально чувствуем друг друга. Поэтому ты всегда знаешь, когда я рядом, несмотря на то, что я невидим для человеческих глаз, если только не пожелаю, чтобы меня увидели.  
- Где ты живешь? Как у тебя, получается, появляться в самый необходимый момент?
- Мой дом в 20 минутах от твоего. Я умею перемещаться туда, где чувствую тебя.
 - Твои братья. Почему меня сейчас оберегаешь ты, а не они?
- Они оба не в восторге от того, что я стал видимым и спас тебя. Просто они оба знают, чем это закончится для меня.
- И чем же? Как мое спасение повлияло на твою бессмертную жизнь? – в глубине души, я прекрасно знала ответ, но мне нужно было услышать его, чтобы убедиться окончательно.
- Моя жизнь перестала быть бессмертной. Я умру в тот самый миг, когда не станет тебя.
- Боже. Лучше бы ты меня не спасал. – На меня вдруг обрушилась такая тоска и чувство вины, что стало трудно дышать.
- Успокойся, Роуз. Я знал, что это произойдет еще 20 лет назад. Это для меня не неожиданность. Я рад, что связан с тобой, и что смогу, наконец, прожить человеческую жизнь во всей ее красе. Ты оказала мне услугу.
- Что же будет дальше?
- Я стану твоим другом. И наконец, смогу проводить время с тобой, а, не наблюдая за тобой. – Произнес Варг, и в его глазах я увидела улыбку.
- Мне с трудом верится, что это правда. Мне нужно немного времени, чтобы свыкнуться со всеми мыслями, которые сейчас заполнили мою несчастную голову. Но самая главная -  цена моего благополучия оказалась настолько велика. Прости меня.

В следующую же секунду я оказался рядом с тобой и сжал в своих объятиях. Нет. Не хочу, чтобы ты винила себя. Мои чувства и мои действия – лишь мое бремя. И оно не может стать чьим-то еще. Только не твоим. Не после всего, что я сделал ради своей любви. Я склонился к твоей шее и вдохнул такой родной для меня запах. Мне всегда казалось, что ты пахнешь ирисом. А я чертовски люблю ирис.

Если бы только я сумел растопить твое сердце, стереть всю ту горечь, которая осталась после потери родных. Я лелею надежду на то, что смогу, стать ключом к твоему исцелению, но мне всегда был свойственен эгоцентризм. Братья часто ругали меня за то, что я слишком много на себя беру. Смешно, во мне так много веры в себя самого, и так мало веры в наше будущее. Я заплатил цену за свою любовь, отдал бессмертие. И до потери пульса стал ощущать свою уязвимость. Я стал впервые в жизни бояться.

Мне страшно, потому что я не уверен, что смогу быть с тобой достаточно времени. Мне  больно, потому, что я не имею права рассчитывать на взаимность с твоей стороны. Я всего лишь фантом из твоего детства, который потерял голову и погряз в своих желаниях и чувствах.

Мне невыносимо. Кто сказал, что любовь – светлое чувство? Сколько темных улиц в этой светлой вселенной, которую люди зовут любовью? Сколько тайных дверей, лабиринтов и ловушек? И всегда одна единственная верная тропа.

Я никогда не думал о том, что мои мысли могут быть заполнены всецело одним человеком. Одной девушкой. Я охранял твой род давно, и только 20 лет назад, у меня в груди буквально вулкан взорвался. Судьба пришла за своим главным призом, за бессмертной душой. Она, по сути выиграла джек-пот. Я лакомый кусочек. Я смирился, когда тебе исполнилось 16. Мне было достаточно увидеть тебя в библиотеке среди завалов книг в простом черном платье и темно-зеленых туфлях. Эти вызывающие зеленые туфли заставили меня улыбнуться впервые за долгие годы моего существования. 

Я как сумасшедший люблю в тебе абсолютно все. От манеры одеваться и до хладнокровного расчетливого характера. Мне нравится наблюдать за тобой, когда ты рисуешь. Но после смерти родителей, ты не написала, ни единой картины. И я совершенно беспомощен, не смотря на всю мою силу. Я только желаю, чтобы моего сердца оказалась достаточно для твоего спасения.

Его теплые объятия оказались чем-то совершенно новым для меня, я как будто прикоснулась к счастью в его материальном виде. В голове сразу появились совершенно другие мысли. Его руки на моей коже будто клеймили меня, оставляли теплую печать спокойствия, надежности и счастья. Я испытала такое буйство эмоций всего лишь от того, что меня обнял этот «волк». Неужели у него есть такое громадное влияния на меня? И что меня пугает больше, то, что я не принадлежу себе, или же то, что я хочу быть его?

Вот уж не думала, что умею проявлять столько чувств одновременно, и вместо того, чтобы отпрянуть от него как от всех людей, когда они до меня дотрагиваются, я все ближе и ближе прижимаюсь к нему.
- Почему мне так чудовищно хорошо?
- Потому, что я рядом.
- Тебе бы стоило убавить немного самомнения, волк.
- Ты теперь будешь называть меня только так? Тогда вариант с «ангелом» мне нравится больше.
- Да, когда ты будешь вести себя как хищник.
- Объятия тактика хищников? Не слышал о подобном, но возможно мои данные слегка устарели, Роуз.
От одного голоса и моего имени на его устах у меня подкашиваются коленки. Вот, что я называю полным доминированием.
- Есть разные виды объятий. Твои явно не попадают под категорию дружеских, и нет ничего хуже, чем осознавать сейчас, что они мне нравятся. 
Я должен был отступить, поэтому мне пришлось прикрыть глаза и сосчитать до десяти, чтобы расслабится и позволить себе отпустить тебя не поцеловав.
- Увидимся завтра, Роуз.
- Я буду ждать.
Спустя несколько секунд он растворился в воздухе, и я прошептала: « Я теперь всегда буду тебя ждать».

На следующее утро, ко мне примчался рыцарь на ненавистном «белом коне». Ричард выглядел как всегда сногсшибательно, негодяям вроде него всегда достается внешность полубогов. Эти голубые глаза и светлые волосы приводили в восторг всех девушек в радиусе ста километров от особняка его родителей. Мне же повезло куда больше них, я не переносила блондинов на дух.

- Дорогая, ты меня вчера слегка напугала. Я решил, что пора стать нормальным человеком на время и спросить как твои дела и что происходит в твоей жизни?
Ох, если бы я могла рассказать, что в моей жизни за последние сутки произошло больше, чем за последние 2 года, то я непременно бы поделилась этой информацией, но есть тайны, которые никогда не должны быть провозглашены.
Хранителей стало двое. Я храню его тайну, а он – меня.
- Со мной все хорошо, просто я слегка не рассчитала вчерашний маневр, и решила не рисковать своей жизнью, ради того, чтобы потешить свое эго. Подобным излишествам из нас двоих подвержен только ты.
- По твоему тону и улыбке, я вижу, что твое настроение на отметке «12» по 10-бальной шкале. Давно не видел, чтобы ты была так откровенно счастлива. Рассказывай, Роззи, что произошло, неужели стальная дева влюблена?
- Господи, почему, если мне хорошо, то это непременно должно быть из-за мужчины. И не называй меня «Роззи», ты знаешь, я не переношу этого.
- Браво. Ты влюблена, дорогая.
- Ты ужасен.
- А ты влюблена и отрицаешь, кто из нас в большей степени ужасный?
- Я не влюблена, просто появился один человек, который мне интересен.
- Твоя стадия отрицания пройдет, когда вы окажетесь в постели.
- Прекрати немедленно или я тебя выгоню, не желаю обсуждать нечто подобное с таким как ты.
- Чем же тебе не угодил «рыцарь на белом коне»?
- Тем, что он «рыцарь на белом коне».
- Ахахахах, Роуз, ты неподражаема.
Я вдруг увидела темную фигуру в конце коридора, Варг вышел из своего укрытия и направил свой изучающий взгляд на моего друга детства.
- Ричард, познакомься, это Варг - мой знакомый.
- Варг, это Ричард – мой друг.
Я знаю, кто это Роуз. Человек, благодаря которому ты подверглась опасности, но который спасал тебя от одиночества после потери родителей.
- Оу, а твой знакомый хорошо осведомлен. – Ответил Ричард и ухмыльнулся, давая мне понять, что прекрасно знает теперь, на кого направлен мой интерес.
Ричард вновь проявил благородство и тактичность, что происходило крайне редко -  ушел, оставив меня с моим волком вдвоем. Звание « мой волк» я присвоила Варгу в своих сокровенных мыслях, это было что-то инстинктивное и кажется запретное, но от того еще более сладкое.

Прошло 10 месяцев
Я мчалась на бешеной скорости в сторону дома Варга, на часах было 3 часа ночи. Я проснулась от дикой боли во всем теле, и ясно поняла, что произошло нечто ужасное с моим волком. Я была настолько взволнована, что толком не оделась, и сверху белой ночной рубашки оказалась черное драповое пальто. Оказаться на месте мне удалось за 8 минут, рекордный срок для меня. Я бежала, не обращая внимания на пульсирующую боль к голове и холодный воздух, но меня ожидало разочарование, потому что в доме было пусто. Паника все больше наступала мне на пятки, и я не могла сосредоточиться. Спустя несколько глубоких вздохов, я решила воспользоваться связью, о которой так много твердил мой волк. Я полностью погрузилась в свои мысли о Варге и сконцентрировалась на том, где мне его найти. Я чувствовала, как меня ведет инстинкт и спустя полчаса оказалась на небольшой дороге ведущей вниз к океану. А дальше мое сердце судорожно пропустило несколько ударов, я увидела твой мотоцикл и тело рядом. Ночь скрывала все твои повреждения, но чем ближе я подходила, тем больший страх меня охватывал. Когда я оказалась рядом, опустилась на колени и обняла твое бездыханное тело, из меня вырвался такой отчаянный крик, что мне казалось, его услышат на небесах. Я рыдала, захлебывалась и кричала, признавалась в любви, целовала твои окровавленные губы и звала, звала на помощь твоих вредных братьев, которые отреклись от тебя. Только они могли спасти тебя, вернуть, пока в тебе еще есть осколки жизни.

Я заставила себя вспомнить строки, которые по твоим словам, могли призвать хранителей моего рода. Я произносила их с такой яростью и горем, будто бы обещала, что если мне сейчас не помогут, я выживу со света весь их род.

Через несколько секунд после моей речи, я увидела двоих. Определенно это были братья моего волка, такие же огромные и мрачные фигуры с подавляющей аурой.
- Твоя вина на смерти брата нашего.
- Умоляю вас, помогите ему, верните его назад, еще слишком рано, только не сейчас. Только не так, не снова авария. Умоляю.
- Мы не обязаны это делать.
- Тогда какого дьявола вы приперлись? Посмотреть на гибель родного человека? Я уже видела, как гибнут мои любимые, и поверьте, даже таким как вы, это въесться в память, а чувство вины будет лежать грузом всю вашу проклятую бесконечную жизнь!
Я снова начала кричать и плакать, я билась в отчаянии, а надежда ускользала словно песок. Эти две ненавистные мне фигуры вдруг стали улыбаться и во мне проснулась ярость такой степени, что я внезапно почувствовала как горят мои ладони, в прямом смысле этого слова.
- Что со мной происходит? – спрашивала я сквозь жуткую боль в руках.
- Огонь вернет его. Мы всегда заканчиваем и начинает с одного и того же. Начало и конец – едины. Он вышел из огня, и лишь огонь его спасет. Ты ведь помнишь, как он получил ожоги ладоней? Согрей его сердце, и он снова станет твоим волком.

Я прикоснулась к Варгу своими горящими руками и увидела чудо. Вначале огонь перестал жечь мои руки и стал лишь теплым напоминанием о моей силе, которую я получила от своего хранителя, когда он лишился бессмертия. Несколько минут спустя, тело его  вспыхнуло и тут же погасло, не оставив и следа от былых ран.

- Твоя привязанность настолько сильна, женщина, что ты приняла часть его дара. Мы верим, что он не зря пожертвовал своей бессмертной душой. Нет ничего прекрасней, чем жизнь с человеком, который бесконечно тебя любит. Мы перенесем вас двоих к нему в дом, а когда он очнется, ты расскажешь ему все, что произошло. Если он простит нас, пусть, лишь позовет. Мы вечные стражи вашей любви.

Когда мы, наконец, оказались в доме моего хранителя, я смогла вздохнуть спокойно и расплакаться в очередной раз, чтобы выпустить все то, огромное напряжение, которое на меня навалилось. Мои руки пришлось перебинтовать, но боли я не ощущала. Варга же я раздела полностью и привела в порядок его тело, смыв всю кровь. Его татуировки на руке и груди светились черным светом, это означало, что его организм на стадии исцеления. Я могла бесстыдно рассматривать его всю ночь, но не заметила, как уснула на его широкой груди под тихий, успокаивающий звук его бьющегося сердца.

- Ты спасла меня, Роуз. Боги, я так счастлив, что смог вернуться к тебе. Я безмерно тебе благодарен и мне приятно знать, что твоя любовь настолько сильна, что буквально сжигает огнем.
- Я буду гореть только для тебя, мой волк.